Человек из телевизора


Интервью / Ирина Петровская, Ксения Ларина

И.Петровская― Доброе утро, добрый день (у кого как). С вами «Человек из телевизора», и мы, Ксения Ларина… Здравствуй, дорогая Ксения.

К.Ларина― Доброе утро, добрый день, привет-привет.

И.Петровская― В Московской студии я, Ирина Петровская. И за звукорежиссерским пультом Сергей Кузнецов.

Наши средства связи я вам напоминаю. Пишите нам в Twitter-аккаунт @vyzvon, присылайте свои вопросы по SMS на номер +7 985 970-45-45. Также смотрите нас в прямом эфире на нашем YouTube-канале.

К.Ларина― Ну и чуть позже как обычно я заведу страничку в Facebook свою Ксения Ларина – можно там тоже будет присылать вопросы.

И.Петровская― Я, если ты не возражаешь, начну просто потому, что уже сейчас программа началась и идет. Сегодня 90 лет Эльдару Александровичу Рязанову. Он не дожил 2 года всего лишь до этой даты. Мог бы дожить. Ну, говорить о том, что он по-прежнему остается любимейшим, популярнейшим, даже и не стоит, даже вот буквально я на днях прочитала опрос какой-то. Разные люди разного возраста говорили, просто на первое безусловное место ставят его как самого любимого и самого популярного кинорежиссера. Я уже не говорю о том, что это вообще огромная потеря. Я имею в виду его физический уход, потому что он остался, разумеется, своими книгами, своими фильмами, просто масштабом своей личности. Но для культуры и для общего сегодняшнего нашего культурного фона, вот для этой среды, в которую мы погружаемся всё больше, это просто огромная невосполнимая потеря. Это с одной стороны.

А с другой стороны, я думаю, боже, как бы он страдал сегодня, наблюдая всё, что происходит в культуре.

К.Ларина― Я вижу там у тебя билеты.

И.Петровская― Это не билеты даже, нет. Билеты мы сегодня не разыгрываем. Но Эмма Рязанова просила проинформировать обязательно, что в рамках года Эльдара Рязанова проходит фестиваль. Он каждый год вообще проходит, но в этом году с 18-го, сегодняшнего числа фестиваль «Музыкальные истории». Сегодня он открывается в Концертном зале имени Чайковского, принимает участие государственный симфонический оркестр кинематографии, Олег Басилашвили, Светлана Крючкова, Светлана Немоляева, Ширвиндт, Голубкина, Урсуляк. Ведущий – Николай Лебедев, вступительное слово Вадима Абдрашитова.

Дальше 21 ноября в клубе «Эльдар» вечер «Три юбилея», посвященный юбилеям сразу трех фильмов Эльдара Александровича. Вот так совпало, что сейчас в этом году 60 лет «Девушке без адреса», 40 «Служебному роману» и 30 «Забытой мелодии для флейты». Автор и ведущая – Ольга Галицкая, наша коллега, а участвует Татьяна Догилева.

Дальше, 23 ноября творческий вечер Ольги Волковой «Эльдар Рязанов подарил жизнь в кино». И 27-го заключительный гала-концерт Сергей Жилин и оркестр Фонограф-Симфо-Джаз, принимают участие в вечере Алиса Фрейндлих, Николай Фоменко, Оксана Мысина и много-много еще кто.

Ну и плюс сегодня…

К.Ларина― Такой получается фестиваль.

И.Петровская― Фестиваль-фестиваль, именно вот посвященный, приуроченный к юбилею.

Плюс сегодня Первый канал тоже устроил целый день, посвященный Эльдару Рязанову. Вот сейчас мы  здесь с тобой разговариваем, там на Первом канале идет документальный фильм под названием «Весь юмор я потратил на кино». Затем в 12:15 юбилейный вечер, но в 12:15 дня, опять же, Эльдара Александровича. Затем фильм, видимо, посвященный фильму «Жестокий романс», затем сам «Жестокий романс», который всегда все наши зрители смотрят с удовольствием. Потом «Берегись автомобиля», причем это премьера раскрашенного фильма. Я не уверена, что это лучший вариант, потому что в черно-белом он был тоже хорош и не случайно он был черно-белым. Если бы, наверное, Эльдар Александрович хотел, он бы уже тогда мог бы снять его цветным. Но так или иначе…

К.Ларина― Но вообще это давний спор, потому что мне кажется, что автор, все-таки, должен принимать решение окончательное, можно красить его кино или нет.

И.Петровская― Ну, видишь, автора нету и…

К.Ларина― Ну и что теперь?

И.Петровская― Нету их, и всё разрешено, называется.

К.Ларина― Да, да.

И.Петровская― Вот. Ну ладно. Посмотрим, как оно есть, да? В конце концов, всегда есть возможность посмотреть в авторском варианте.

И потом «Сегодня вечером», наверное, я думаю, тоже будет посвящена программа…

К.Ларина― Будет сегодня вечером?

И.Петровская― Да, сегодня вечером. А что?

К.Ларина― Потому что уже анонс был… Я тебе говорю просто, программа «Сегодня вечером» — она именно посвящена памяти Рязанова. «Сегодня вечером», да.

И.Петровская― Ну, на других каналах тоже что-то есть так, но точечно. В частности, на «Культуре» в 15:55 «Те, с которыми я», авторская программа Сергея Соловьева, посвященная Эльдару Рязанову, и потом «Забытая мелодия для флейты». Ну вот и всё, по-моему.

«Небеса обетованные» на НТВ аж в 1:55. На ТВЦ сейчас тоже начнется в 11:45 документальный фильм «Ирония судьбы Эльдара Рязанова». Ну, вот так вот.

К.Ларина― То есть получается, у нас есть его художественные фильмы, воспоминания о нем в тех или иных видах, а сам он как гражданин, как общественный деятель не появляется нигде? Я имею в виду просто программу «Линия жизни», которая была записана при его жизни.

И.Петровская― «Линия жизни» я не вижу. Нет, не вижу.

К.Ларина― Или еще помнишь, кстати, там такая линейка на «Культуре», которая тебе очень нравится, «Ретро. XX-й век», да? И там в свое время, по-моему, это был конец 80-х годов, программа «Встречи в Останкино». И там было выступление Эльдара Александровича Рязанова, на мой взгляд, одно из самых сильных. Это было как раз после 5-го Съезда кинематографистов, и там он высказывал всё, что накопилось за годы советской власти. Рассказывал о том, чем была страшна и опасна эта власть и для художника, и для гражданина, и для свободы, для всех гражданских свобод. И мне кажется, вот такую программу бы повторить было бы очень важно. Но я так понимаю, что ее вряд ли там покажут – там скорее покажут похороны Брежнева очередные.

И.Петровская― По крайней мере, сегодня, вот, в сам день юбилея я этого не вижу. Да и завтра я тоже этого не вижу. Вот. Поэтому… Ну, будем довольствоваться тем, что есть. На самом деле, ведь, повторить можно очень много его телевизионных циклов. Ведь, вспомним, что…

К.Ларина― Конечно. И Кинопанорама, и его программы про женщин, про актрис и про Францию. У него такие были потрясающие.

И.Петровская― Называлось как-то «8 девок, один я», помнишь? С актрисами. Потом у него был большой цикл – он тоже сейчас, кстати, у него юбилей, по-моему, 30 лет – посвященный Владимиру Высоцкому, первый такой большой цикл. Потом у него он даже книжку из этого сделал «Встреча с зарубежными…» Сейчас уже не помню точно, но, вот, зарубежные мастера культуры. И я уж не говорю о том, что он делал 2 фильма про Ельцина. Помнишь?

К.Ларина― Да, прекрасные.

И.Петровская― Которые тоже сегодня было бы, наверное, очень любопытно пересмотреть. Я их очень хорошо помню. Всё это сохранилось.

К.Ларина― На РЕН ТВ у него тоже большой архив.

И.Петровская― На РЕН ТВ, я думаю, что этот архив сохранился. Кое-что, я знаю, Ирена Стефановна передавала в музей в Екатеринбурге по их просьбе (Бориса Николаевича Ельцина). Ну, в общем, Эльдар Александрович был многогранен. Конечно, большинство наших зрителей и слушателей, конечно, в первую очередь его любят, знают и ценят по его фильмам. И будут, я думаю, еще не одно поколение продолжать любить, ценить, потому что, вот, он нашел какую-то, на мой взгляд, невероятную интонацию, соединяя смешное с грустным.

К.Ларина― Лирическая комедия.

И.Петровская― Ну, да, можно назвать «лирическая».

К.Ларина― И, кстати, с социальным каким-то обязательно подтекстом.

И.Петровская― Обязательно, конечно. Мы не сеем, не пашем, не строим, мы гордимся общественным строем.

К.Ларина― Но мне кажется, что Эльдар Александрович был больше, чем его фильмы. Сам по себе личность, масштаб его личности. И я счастлива, что мы много раз с ним беседовали на «Эхе». Он к нам очень любил приходить. И не один раз в год, если позволяло здоровье. И всегда обязательно читал свои стихи. Это было замечательно.

И.Петровская― А, кстати, да, еще одна грань.

К.Ларина― Я надеюсь, что мы сегодня в конце нашей программы услышим песню на его стихи в исполнении самого Эльдара Рязанова и Эммы Рязановой.

И.Петровская― Ну, уже не говоря о том, что «У природы нет плохой погоды» – это его стихи. Потом недавно я…

К.Ларина― Да. Но у него стихи очень трагические есть.

И.Петровская― И в «Жестоком романсе», вот, один из звучащих, по-моему, за кадром романсов… Это чего-то «Сторона, любовь» — это тоже оказалось, его стихи, по-моему.

В общем… Ну что? Мы сколько сами живем, будем помнить Эльдара Александровича, и думаю, что…

К.Ларина― И детям нашим передадим эту любовь. И внукам.

И.Петровская― Ну, я думаю, что уже даже передали. А внукам будем стараться что-нибудь хотя бы передать из наших «любовей». Ну а теперь…

К.Ларина― Теперь давай мы перейдем… Хотя, нет, давай мы останемся в пространстве прошлого, потому что я уже сказала, упомянула эту историю про похороны Брежнева, которая многих поразила. Особенно вот в этой линейке, в которой, как ты говоришь, знаковые передачи нам показывают на канале «Культура». И вдруг… По-моему, это впервые такое произошло, когда в качестве такой вишенки на торте нам предлагают ознакомиться подробно с протоколом ритуала прощания с Генеральным секретарем.

И.Петровская― На самом деле, не только программы. Просто я тоже слежу за этой линейкой. В частности, например, у них была встреча показана, по-моему, 1985-й год, один из первых выходов Михаила Сергеевича Горбачёва к людям. По-моему, это был Ставропольский, что ли, край. В общем, откуда-то. Тоже это не имело отношения к телевидению как таковому, но они совмещают показ знаковых программ с определенными знаковыми событиями XX века. И здесь если ты это посмотрела, это не сама трансляция в записи, конечно, а это программа «Время». Это уже отчет, изложение того, как проходило это во всех смыслах знаменательное мероприятие. Простите мне мой невольный смех, потому что, конечно, когда ты этого, допустим, не ожидаешь и ты включаешь телевизор, и у тебя ощущение просто какого-то такого даже не путешествия на машине времени, а просто провала.

К.Ларина― Как будто ты рухнула туда.

И.Петровская― Рухнул, именно. Но согласись, что оторваться невозможно. Зрелище завораживающее. Вот, у тебя какое было ощущение?

К.Ларина― Ну, странное. Нет, у меня ощущение странное. Я не очень понимаю, зачем это нужно. И я еще следила за откликами в Facebook – люди, конечно, были шокированы. Понятно, что люди взрослые, которые пережили это и помнят это, они с особым чувством наблюдали за этим мероприятием. Я, конечно, вспоминала. Ты говоришь «Нельзя смеяться». Можно смеяться, потому что сегодня из знаковых похорон делается событие в прямом эфире. Ты вспомни похороны Папы Римского. Это по всем каналам мира транслировалось и это было зрелище. Никто это не скрывал, что это зрелище, в том числе и телевизионное.

И.Петровская― Ну, кстати, и не только Папы Римского.

К.Ларина― У нас, что называется, «Можем повторить».

И.Петровская― Да. Не только Папы Римского. Если ты помнишь, Рональда Рейгана так же хоронили в прямом эфире.

К.Ларина― У нас в прямом эфире не так давно хоронили Евгения Максимовича Примакова.

И.Петровская― Бориса Николаевича Ельцина – тоже показывали это в прямом эфире. Но всё равно, вот, стилистика ритуальная того времени – она, конечно, ну, что-то отдельное, да? Особенно, конечно, там потрясает перечисление наших друзей, которые приехали выразить свои соболезнования, и начинают, естественно, со стран социалистических, народной демократии. Ясир Арафат идет там сразу после Индиры Ганди вторым номером. Причем очень подробно: не то, что перечисление, а задерживаются, как они подходят, как они пожимают руки. Буш-старший, вице-президент тогда – он оказывается где-то в самом конце списка и более того идет просто Буш, а не какой-нибудь не Джордж и там канцлер Геншер без всяких имен, без всего. В этом тоже есть…

Там очень много таких вещей, да? Как они перечисляют эпитеты, какими они награждают покойного. Выдающийся деятель рабочего международного движения, верный ленинец, продолжатель дела бу-бу-бу-бу-бу, друг всех трудящихся и так далее.

К.Ларина― А трудящиеся как тебе? Произвели впечатление?

И.Петровская― Трудящиеся, на самом деле…

К.Ларина― Портретами.

И.Петровская― Вот, и дальше начинается… Почему, я думаю, еще многие смотрели вот с этим вот изумлением, переходящим не знаю во что, в ужас? Потому что дальше начинаются некие аналогии с тем, что мы видим сегодня. И трудящиеся на том же месте, но только не на Мавзолее, да?

К.Ларина― И с теми же лицами.

И.Петровская― Вот, ты видела дальше, да? Это всё в один день произошло. В один день произошла отставка Мугабе.

К.Ларина― А, ты имеешь в виду награждение в Кремле?

И.Петровская― Да. В один день произошло то же самое награждение госнаградами различных деятелей всех отраслей. Вот, у тебя какие ощущения были? Ты как-то это совмещала?

К.Ларина― Может быть, тогда канал «Культура», все-таки, держал какую-то фигу в кармане? Может быть, он знал, что так всё совпадет, и в этом была какая-то 25-я скрытая ирония «Посмотрите, как всё похоже»?

Мы с тобой вспоминали, кстати. Помнишь, на канале «Ностальгия» они когда-то, когда только канал появился (это было, не знаю там, в начале 2000-х, наверное), они повторяли для смеха, что называется, программу «Время» 80-х годов, какие-то старые передачи с участием международных обозревателей того времени, да? Такие, абсолютно пропагандистские.

И типа для сравнения, чтобы народ, который смотрел эти программы, сейчас, в наше время понимал разницу между тем страшным закрытым пропагандистским, лживым лицемерным обществом и телевидением, да? И сегодняшней свободой, абсолютной свободой высказывания, свободой нравов, свободой мнений и свободой юмора и иронии.

Но чем дальше в лес, тем и ближе, и ближе 2 этих временных пространства смыкались. И в какой-то момент программа «Время» 1982 или 1983 года практически стала мало чем отличаться от программы «Время» сегодняшнего дня.

И в этой связи… Почему я это вспомнила? В этой связи вот эти похороны Брежнева – они, наверное, ты права, они абсолютно вписываются в сегодняшний контекст и вписываются страшной историей абсолютно. Особенно для молодых, мне кажется, это полезное зрелище, но я думаю, что вряд ли они это смотрели.

И.Петровская― Ну, может быть, и смотрели. Просто потому что, чтобы представить себе, ну да, хотя бы даже какая была традиция, да? Мы же помним, что это были не единственные похороны, это был, ну, достаточно не скажу популярный, но распространенный жанр, особенно в этот период. Первым, по-моему, отправился к праотцам Михаил Андреевич Суслов до еще Брежнева, и тоже, естественно…

К.Ларина― Ну, он был не первым.

И.Петровская― Не, ну первым я имею в виду открывшим то, что потом назвали «Пятилетка пышных похорон», да? А кто-то еще более цинично – «Гонки на лафетах», прости господи.

И дальше начались вот эти вот там буквально с разницей в год, не знаю, в полтора. Это всё повторялось.

Да я помню, и раньше тоже. Там, например, похороны маршала Гречко точно также всё в прямом эфире. Вот, как печатают шаг эти вот солдаты (или кто там они, да?) вот эти почетного караула, сопровождая лафет…

К.Ларина― Почетный конвой, да.

И.Петровская― Вот, так же абсолютно с этим же шагом телевидение фиксирует их движение от Колонного зала к Красной площади. Обязательный набор, та же музыка, голос Игоря Кириллова.

К.Ларина― Ир, тут, кстати вот, редактор, по-моему, этой программы говорила, что гроб там не роняли и прочее-прочее, да?

И.Петровская― Она не редактор. Это легендарная женщина Калерия Кислова, она была главным режиссером программы «Время» и она была…

К.Ларина― Главным режиссером похорон.

И.Петровская― Главным режиссером вообще самых важных трансляций.

К.Ларина― Я поняла.

И.Петровская― И вот она перед началом она рассказывала, как это было, как ее… Не было же мобильных, ничего. И, вот, она в этот день 10-го…

К.Ларина― Да что ты?

И.Петровская― Ну, я это рассказываю нашим молодым слушателям, которые не могут себе представить, как это так.

К.Ларина― Что не было ни мобильных, ни интернета.

И.Петровская― Ни интернета, ни мобильных. Телефоны-то не у всех были. Поэтому уезжая куда-то в гости, например, она должна была обязательно отметиться, не знаю там, уж у себя ли в Гостелерадио или еще где-то (это она не уточнила), где она будет, и в случае чего где ее искать. И в результате, вот, 10-го уже поздно вечером ей позвонили, сказали срочно ехать в Колонный зал, прислали машину. Дальше уже появился начальник 9-го управления со своими сотрудниками, стали выяснять, где как будут ставить камеры. То есть всё было тоже так, ну, серьезно, по-взрослому. И гроб, в конце концов, да.

К.Ларина― Да. Это было – тут, я думаю, что ей память изменяет.

И.Петровская― Нет-нет, она…

К.Ларина― Грохота не было никакого. На самом деле, почему-то там речь идет о каком-то грохоте, который спутали с пушками, которые, значит, торжественно выстреливали в воздух. Это всё фигня. Никакого грохота не было. Просто когда они опускали на веревках, он сорвался. Они его потом заново, заново его этими веревками обвязывали. Это, во всяком случае, я не знаю, осталось ли в этой трансляции (я не помню, я не видела с начала до конца), но я это помню абсолютно.

И.Петровская― Нет, то, что вот эти вот…

К.Ларина― С веревки он сорвался.

И.Петровская― Ленты съехали, да, это было.

К.Ларина― Да-да-да, и они поправляли.

И.Петровская― Да. Но просто ходил всё это время такой слух, миф, что это вот еще сопровождалось грохотом. На самом деле, она говорит, что грохота быть не могло, потому что все микрофоны в этот момент были отключены, а звук, который сопровождал, это, действительно, это был залп из оружейных орудий. Вот, как-то так.

К.Ларина― Ну да, никакого грохота не было. Я просто очень хорошо помню, когда мы это смотрели (эти похороны дома) и видели, как это всё сорвалось, и слышали гудки всех машин, пароходов и заводов, как все гудели в момент, собственно, уже совсем прощания с телом.

Ну, что-то мы с тобой совсем уже обалдели, про это говорим столько времени. Видишь, как это забирает? В эту воронку времени тебя затягивает! Просто затягивает, и ты не можешь оттуда выбраться. Выбирайся отсюда скорей.

И.Петровская― Ну, собственно, я могу выбраться из воронки времени, но попасть в воронку нынешнюю, да? Потому что, вот, мы слышали там эти выступления, да? Вполне себе трафаретные, в том числе от представителя трудового народа. А потом весь день нам показывали вот эти сюжеты награждения, и мы снова слышали «От трудового народа, от всех крестьян».

К.Ларина― Я, кстати, хочу сказать, что если кто не любит всё это смотреть долго и нудно (это, на самом деле, всё очень печальное и грустное зрелище – я имею в виду уже не похороны, а награждения), канал «Дождь» сделал совершенно замечательную такую нарезку – у них на сайте это висит, можно посмотреть буквально за 1,5 минуты фрагменты всех речей благодарственных от награжденных, от лауреатов в адрес Путина. Они в один сливаются, и этого достаточно. А у нас сейчас перерыв на новости, я так понимаю, да?

И.Петровская― Нет, еще чуть-чуть подожди, еще даже не пришел новостник. У нас осталось еще буквально там около минуты, поэтому вполне еще можно продолжить это обсуждать.

К.Ларина― Меня там, конечно, поразил не Киркоров совсем даже, не Филипп Киркоров, который какую-то нес пургу по поводу того, что Путин так прямо круглые сутки слушает его песни для настроения, да?

И.Петровская― Нет, там очень хорошая была фраза, что «я верю, что и так-то хорошо, а будет еще лучше».

К.Ларина― Да. А это был у всех такой рефрен, они все это говорили, что «а завтра будет еще лучше, и только с вами, только с вами». А меня, конечно, поразило выступление Александра Александровича Калягина, который буквально за неделю до этого награждения говорил совсем другие слова в адрес в том числе и сегодняшнего дня.

И.Петровская― Теперь новости.

К.Ларина― Давай.

НОВОСТИ

И.Петровская― Мы продолжаем программу «Человек из телевизора», здесь мы – Ксения Ларина, я, Сергей Кузнецов за звукорежиссерским пультом. Вот нам тут напоминают…

К.Ларина― Всем привет, всем привет.

И.Петровская― Всем привет кому?

К.Ларина― Всем привет.

И.Петровская― А, да-да-да. Это Ксения просто очередной раз поприветствовала. Здесь просто напоминают, чтобы мы исключили конспирологические версии, что 35 лет назад ровно в этот день состоялись похороны, вот, 15 ноября, когда канал «Культура» показывал эту выдающуюся программу, и поэтому здесь есть, в общем, информационный повод

К.Ларина― Ну, я тебя умоляю. Что ж, все похороны повторять теперь?

И.Петровская― Ну, не все. Но, по крайней мере, здесь было 35 лет.

К.Ларина― А давайте!

И.Петровская― А?

К.Ларина― А давайте попробуем все похороны повторим? Мне даже нравится.

И.Петровская― Ну, мы посмотрим. Может быть, в дальнейшем так и будет. Причем уже кто-то предлагал устроить из этого целый сериал «Похороны Ленина», «Похороны Сталина» и так далее, и тому подобное. Еще напоминают анекдот тех времен, что диктор появляется и заявляет «Товарищи, вы будете очень смеяться, но наша страна опять понесла невосполнимую утрату», опять же прости, господи.

К.Ларина― Послушай, Ир, я просто тоже хочу напомнить нашим слушателям, что помимо вот тех средств связи, которые ты перечислила, я, как и обещала, в Facebook тоже поместила у себя на своей страничке ссылку на YouTube-трансляцию, которую вы тоже можете смотреть и в чате участвовать, и тоже на Facebook тоже там какие-то свои, может быть, даже не вопросы, а предложения по обсуждениям набрасывать.

По поводу фильмов хотели поговорить тоже отдельно. Поскольку мы анонсировали 2 премьеры на Первом канале и на втором канале, на Первом «Крылья», на втором «Доктор Рихтер»... Так вот, всё пропало, «Крылья» снимают. Их уже сняли.

И.Петровская― Ну, давай объясним.

К.Ларина― А что случилось? Да, что случилось с «Крыльями империи», почему они улетают?

И.Петровская― Ну, как нам вчера стало известно, что Первый канал спешно, срочно снимает сериал «Крылья империи» из своей сетки, и на это место с понедельника ставит другой сериал под названием «Большие деньги». Причина тривиальная – рейтинг катастрофический.

Я не знаю, честно тебе скажу, потому что я… Я так понимаю, ты смотрела первые серии?

И.Петровская― Yes. Я смотрела всю эту неделю!

К.Ларина― Ну, вот, 4 дня, да, по 2 серии. Вот скажи, действительно, это провал?

И.Петровская― Ну, я скажу, у меня ожидания были. По большому счету, конечно, да. Хотя, я всё надеялась, думала, может, Троцкий появится, будет повеселее? Но до Троцкого мы так и не дожили, и мне ужасно жалко, потому что актер Женя Миллер, Евгений Миллер – очень хороший артист, и он, конечно, я так поняла по его ожиданиям самого, что он, конечно, ставку на эту работу делал. Ну, увы, Троцкого мы не дождались, по-моему, даже Ленина мы не дождались.

Зато мы дождались ужасного Сталина, просто какого-то абсолютно, ну, настолько неинтересного персонажа… Его очень много вдруг стало, он стал появляться буквально в каждом кадре с какими-то своими бесконечными прокламациями, которые он просто в камеру, в зрительный зал бросал.

Но тут, как мне кажется, самая большая проблема общая. Ну, помимо того, что сценарий. Все это обсуждают, что сценарий очень вялый, не интересный, скучный. Но здесь самое главное, мне кажется, самый главный провал именно по кастингу, по выбору актеров. Потому что главные герои не интересные, блеклые, не обаятельные, не привлекательные, не притягивающие, ну и, собственно говоря, все остальные.

Мне было ужасно обидно, скажу честно, потому что я всегда очень за артистов болею, ты знаешь, всегда мой главный лозунг в оценке любого фильма либо сериала, что артист ни в чем не виноват. Но вот здесь какая-то общая, мне кажется, вина. То ли что-то у режиссера не случилось, то ли, действительно, выбор совсем неправильный, не точный.

Из этого, наверное, можно было бы сделать интересную сюжетную историю. Скажу тебе вот что. Она претендует на «Хождение по мукам», и здесь есть явные пересечения. То есть замах был такой. Здесь есть пересечения с образом Даши, одной из сестер в произведении Толстого, да? Здесь есть даже повторы каких-то сюжетных ходов ее связи с богемой московской, ее связи с наркотическими подпольными какими-то притонами. Там всё это есть.

Ну и главный герой, который мечется между красными и белыми, ты тоже понимаешь, откуда этот образ – это образ абсолютно, вот, Телегина и Рощина в одном лице из, опять же, «Хождения по мукам».

Учитывая, что у нас предстоит, грядет премьера «Хождения по мукам», я, честно говоря, вообще не понимаю, каким образом это кино вообще появилось и кто, собственно, придумывал этот сценарий? Потому что лучше Толстого всё равно не напишешь… Нет, вернее, можно, конечно, написать, но не сценаристам сериала (будет только хуже).

И.Петровская― А вот смотри, нас тут поправляют, говорят, что перенесли сериал на 23:30. Вот. Так что посмотрим.

К.Ларина― То есть они, все-таки, его хотят добить, да? Ну, это, может быть, Лена Афанасьева должна точно сказать. Во всяком случае, в праймтайм на линейке сериалов они его заменяют другим с понедельника, да?

И.Петровская― Что бывает довольно редко на Первом канале, да.

К.Ларина― Да. Но бывает, но бывает.

И.Петровская― Поскольку я только чуть-чуть подсматривала его, я подумала, что, может быть, еще причина в том, что перекормили зрителя вот этой темой?

К.Ларина― Да это плохо сделано просто, Ир.

И.Петровская― Слушай, вот, «плохо сделано» никогда не было показателем рейтингового провала. Ну, правда. Я думаю, что просто, вот, надо было им сделать, наверное, какую-то передышку и потом снова показать, там не знаю, какой-нибудь еще. Мало ли у нас дат.

К.Ларина― Помнишь, у нас была история с «По ту сторону Луны», второго сезона, фильма Александра Котта? Его тоже посередине показа прервали, помнишь?

И.Петровская― Помню-помню, да. Да.

К.Ларина― Да. Ну, вот, там тоже было по тем же причинам. Там провал по рейтингу. Я думаю, что больше ничего и нет.

И.Петровская― Удивительно, что премьера «Крыльев» значилась в понедельник на этой неделе, а перенесли ее на среду.

К.Ларина― Они, видимо, решали, ставить или нет.

И.Петровская― Причем, в понедельник на это место (что вообще никогда не было на Первом канале такого. Ну, заменяли только ради каких-то, вот, прямоэфирных спортивных трансляций, когда-то отменяли. А тут поставили второй за день выпуск «Пусть говорят», назвали его «Спецвыпуском, эксклюзивом», продолжение бесконечного сериала «Развод Армена Джигарханяна с гражданкой Цымбалюк-Романовская». Это уже, не знаю, следишь ли ты за этим, но это уже… Вот уж где сериал сериалыч-то! Каждый день.

К.Ларина― Да. Финал, конечно, вот таких масштабных судеб – это, конечно, какая-то трагедия невероятная. Раньше при отсутствии желтой прессы и тотального внедрения телевидения в мозг общественности такого невозможно было себе представить. Мне ужасно жалко Армена Борисовича.

И.Петровская― Ты знаешь, мне было вначале жалко, сейчас мне уже никого в этой истории не жалко, потому что она, правда, приобрела уже все черты уже никакой не трагедии, а какого-то трагифарса. Уже какие-то следователи там ходят…

К.Ларина― Да, ты смотришь сейчас. Вот так немножко абстрагироваться и посмотреть на фигуру великого артиста (я говорю без всякой иронии: это большой артист, умнейший), и вот такой вот финал, конечно… Не знаю. Мне не представляется это смешным. Это ужасная трагедия.

И в этой трагедии, кстати, виновато прежде всего телевидение.

И.Петровская― Вот я хотела и сказать об этом. Но я так полагаю, что у участников этого всего есть возможность, скажем, отказать телевидению вот в таком вот…

К.Ларина― Это другой вопрос. Ты ж понимаешь, человек… Мало ли, в каком он сейчас состоянии находится. Я не доктор, не знаю, я не могу диагнозов ставить. Но это явно телевизор воспользовался положением в том числе и состоянием здоровья человека, которому, извини меня, за 80 лет уже.

Слушай, ну а про Рихтера, про доктора. Кстати о медицине.

И.Петровская― Я смотрю, — сказала я и сделала долгую паузу.

К.Ларина― И замолчала.

И.Петровская― Я смотрю.

К.Ларина― Ну, скажи, недоумение такое, да?

И.Петровская― С чувством какого-то огромного раздражения. Я всё понимаю, адаптация, да? Адаптация «Доктора Хауса», который шел много лет, по-моему, у нас по телевизору. Но я не знаю. Я, кстати, никогда особенно в это не вникала, в условия адаптации. Но какой смысл адаптировать, если вы берете и меняете имена людям, берете наших артистов, да? А дальше у вас всё идет, в том числе интрига сюжетная, всё как у них? Но пардон, у нас-то и жизнь, и обстоятельства, и интерьеры, и характеры…

К.Ларина― У нас и болезни другие.

И.Петровская― И болезни. Абсолютно всё другое. Поэтому ты смотришь на это как на нечто… Ну не знаю, на другой планете это, может быть, происходит?

К.Ларина― Вот-вот-вот. Я тоже подумала, что, знаешь, нужно дать им имена типа Руби, Рейнмар, Айсберг, понимаешь? Или какая-нибудь там Аэлита. Вот и всё. Я вообще тогда как будто это такая вот фантасмагория именно на другой планете, такая параллельная реальность. Это даже не мечта.

И.Петровская― Параллельная реальность. Больше того… Ну, вот знаешь, у меня совпало – может быть, еще поэтому у меня дикое раздражение, хотя, конечно, сравнивать нереально и невозможно. Я в воскресенье, значит, уже после того, как все прогрессивные слои человечества посмотрели фильм «Аритмия», я посмотрела, наконец, «Воскресение». И после этого я в понедельник начала смотреть.

Я понимаю, что сравнение ни в коей мере не правомерно. Но! Всё равно я волей-неволей возвращаюсь к тем ситуациям, которые там, где в каждом крохотном маленьком эпизодике (я имею в виду «Аритмию»), в каждом их приезде на очередной вызов, за каждой из этих историй встает не история болезни, а история жизни, да? Вот, практически за каждым. Мы понимаем примерно, что это за люди, в каких они живут обстоятельствах, в каких они живут условиях. Всё это более чем достоверно и создает вот эту атмосферу именно такой, вот, бытовой достоверности, которая позволяет дальше, следуя сюжету, уже, естественно, поднимаясь над этими бытовыми подробностями, в целом исключительно этому фильму доверять.

Здесь я не понимаю, чему мне доверять, да? Каждая история болезни запутана до такой степени, что я не понимаю, что там, почему эта девушка там пеной исходит?

К.Ларина― Артисты, мне кажется, тоже не очень… Это знаешь, это из серии «Производственная драма», которые были в советское время, когда советские артисты совершенно с остекленевшими глазами произносили какие-то страшные термины из области, там не знаю, производства тяжелых металлов. Помнишь, да?

И.Петровская― Ну, да-да-да.

К.Ларина― И прочее-прочее. Когда строительство на каких-то больших стройках или на заводах металлургических. Они сыпали этими терминами, абсолютно ничего не понимая в этом.

Вот здесь у меня точно такое же ощущение, что когда они говорят на своем медицинском птичьем языке, выучивая какие-то невероятные формулы медицинские, но, на самом деле, в глазах у них отчаяние. Это тоже, конечно, ощущение раздвоения личности.

И.Петровская― Мне больше всего нравится такое универсальное. Чуть что – «Преднизолон». Вот это единственное, что я опознаю, и это, как бы, такое универсальное средство борьбы со всеми болезнями.

Плюс еще… Ну, уж я не говорю о том, что с каждым больным всё отделение этой там функциональной или какой-то диагностики носится как с писаной торбой. Я не говорю о том, что родные чуть ли не врываются в операционную и начинают мешать ходу операции. Я не говорю, что младенцы тут же совмещены со взрослыми. Я не говорю о многом еще, да? Но когда эти же сотрудники этого отделения еще и отправляются, и в перчатках производят осмотр квартир своих пациентов, причем проникая в эти жилища явно не самым законным способом, вот тут уже совсем какая-то фантасмагория просто, Шерлок Холмс.

К.Ларина― Но при этом Анна Михалкова всё время повторяет в каждой серии, что «Не забывай, что это государственное учреждение», — она постоянно говорит своему доктору Хаусу. Помнишь?

И.Петровская― Мне еще там нравится. Там в ответ на какую-то фразу она говорит «Мы врачи. Наше предназначение – спасать людей». Ну, честное слово, я пока теряюсь, как это смотреть? Это смотреть как комедию или это смотреть как производственную драму? Ну, от того, что он стал Рихтером…

К.Ларина― Ага. А вот тут, кстати, и вопрос. Вот смотри, ты говоришь, комедия или производственная драма. Некоторые умные люди, которые насмотрены, собственно, первоисточником под названием «Доктор Хаус», называют это мистическим медицинским детективом. Понимаешь? А тут, по-моему, уж этим здесь точно не пахнет.

К.Ларина― Нет, тогда это называется «Предупреждать надо», если это у вас мистический медицинский детектив. Потом меня еще всё время пугает, почему он всё время горстями ест таблетки? Что с ним?

К.Ларина― Он наркоман.

И.Петровская― Это Доктор Хаус – наркоман.

К.Ларина― Не знаю, как здесь. Доктор Хаус – наркоман, а здесь почему-то… А, вот, за доктором Рихтером всё время бегает человек со шприцем, что-то ему всё время пытается вколоть. Что, я так и не очень понимаю.

И.Петровская― Возможно, я пропустила там объяснение этому обстоятельству. Но это меня тоже как-то пугает.

И честно говоря, вызывает тоже комическую реакцию, вот, мимика Алексея Серебрякова, обязательно одинаковая в конце серии. Сардоническая, как там принято говорить, улыбка. Сейчас я посмотрю, чего у нас тут.

К.Ларина― Ир, мы не успеваем, что ли, уже поговорить про два общественно-политических сюжета, которые мне кажутся интересными? Я не знаю, видела ли ты вчера «Чрезвычайное происшествие» на канале НТВ с очередной заказухой против правозащитных организаций, против «Мемориала», против общественных (НЕРАЗБОРЧИВО) комиссий. Видела или нет?

И.Петровская― Я успела посмотреть только кусочек, поняла, что это очередное продолжение всяких «Анатомий» и отметила себе посмотреть.

К.Ларина― Это кошмар, да, абсолютный. Это абсолютно оговор и клевета. И я так надеюсь, что некоторые герои вообще в суд могут подать, потому что здесь не просто оскорбления, а это просто клевета.

И ясно, на мой взгляд (вот, мы это обсуждали), мне кажется, что этот сюжет тоже неспроста появляется. Собственно, они никогда не появляются просто так. А на фоне вот этих вот инициатив очередных наших парламентариев разных уровней ужесточить правила поведения нежелательных организаций на территории Российской Федерации.

Потому что здесь упоминаются, в частности, и общество «Мемориал», и многие другие международные правозащитные организации, которые призваны следить за тем, как соблюдаются права заключенных. Здесь в одну кучу такая полуправда и ложь, и получается, конечно, картина ужасная, что все эти правозащитники, которые врываются в тюрьмы и, прикрываясь… А! Здесь, конечно, один из главных героев – Лев Александрович Пономарёв, которого тоже они обвиняют и… В чем только ни обвиняют. И в том, что он на деньги американцев существует, и что встречается тайно с представителями различных международных тоже правозащитных в том числе организаций.

Поэтому здесь, конечно, зона опасная. Мне кажется, что этот сюжет вчерашний – он еще аукнется, потому что на нем, собственно, как и на любом другом такого рода сюжете вполне возможно по сегодняшним меркам сконструировать уголовное дело. Посмотрим, чем это продолжится.

Но и еще один сюжет, который тоже мы не обсудили, это Архимандрит, фильм «Духовник» на канале Дождь. Ты смотрела его, да?

И.Петровская― Смотрела, да, да.

К.Ларина― Ну и какое у тебя впечатление?

И.Петровская― Ну, я не буду говорить… Да, там, конечно, есть проблема в том, как это всё сделано, но обращение к совершенно табуированной теме по нынешним временам – вот, меня это скорее пугает, чем радует, потому что… Ну, правда, табуированная тема. Для тех, кто не видел, скажу, что речь идет об архимандрите Тихоне Шевкунове, который по некоторым сведениям, подтвержденным многими документами и свидетельствами, является, причем очень давно уже, духовником Путина. И про то, как в церкви тоже идет вот этот вот (и давно идет) сшибка, как бы, либерального крыла… Вернее, не сшибка даже, а атака вот этого официозного крыла на так называемое либеральное. Это… Ну, во-первых, это интересно. А во-вторых, это кое-что объясняет, возможно объясняет, в том числе и в судьбе Кирилла Серебренникова, о чем там тоже говорится.

К.Ларина― Ну, на самом деле, поскольку этот фильм вышел практически параллельно с интервью, которое взяла у Шевкунова Зоя Светова, которое опубликовано на сайте «Свободы», такой получается, такой достаточно объемный портрет человека. Мне-то как раз показалось, что это попытка именно портрет сделать (я имею в виду фильм «Духовник»). Как мне показалось, что это такая цель нам представить человека, который сегодня является одним из самых, ну, значимых персон…

И.Петровская― Влиятельных, да.

К.Ларина― Влиятельных персон, да, в сегодняшней внутренней прежде всего российской политике, и попытка объяснить нам, кто он и откуда. У нас сейчас уже нет времени – может быть, мы в следующий раз еще вернемся к этой теме, поскольку здесь есть, что обсудить. Благородная попытка, и хорошо, что к этой теме человек, как бы, обратился, сам Сергей Ерженков, автор фильма. Но там есть, конечно, свои проблемы. Не успеваем, жалко.

И.Петровская― Подводи к песни.

К.Ларина― Да, да, к песне подвожу. Собственно, мы подвели к песне в первой трети нашей передачи, когда ты сказала столько прекрасных слов в память об Эльдаре Рязанове, которому сегодня исполнилось бы 90 лет. Но вот его с нами нет, но он с нами по-прежнему остается. Приглашаем вас вновь на фестиваль памяти Эльдара Рязанова в киноклубе «Эльдар». С афишей вы можете ознакомиться на сайте, вот то, что вам Ира читала в начале. Ну а сейчас, конечно, сам Эльдар Александрович и Эмма Рязанова. Спасибо всем.

(звучит песня)

echo.msk.ru

Интервью / Сериалы как отражение: у них и у нас / Александр Павлов

К. Ларина― Добрый день. Программа «Человек из телевизора». Сегодня сообщаем слушателям новость о том, что с сегодняшнего дня у нас Ира Петровская в отпуске на пару недель. А может быть и больше. Там посмотрим, как ей понравится. Ну пока ее нет, мы решили заняться тематическими историями. Я давно хотела поговорить отдельно про сериальную индустрию. Причем не нашу, потому что у нас ее по-моему пока нет, а то, чем живет весь мир и мы вместе с ним. Не секрет, что сегодня телесериал как отдельное космическое совершенно пространство занимает важный момент в жизни нашего отечественного телезрителя. Конечно же, стал основным компонентом, наверное, мирового кинопроцесса. И вот сегодня мы об этом поговорим с нашим гостем. Зовут его Александр Павлов. Это культуролог, киновед и историк кино. Вы хорошо его знаете, он у нас часто бывает в эфире. Здравствуйте. Я кстати подписалась на ваш Telegram. С удовольствием читаю. И там кстати много статей, размышлений именно по сегодняшней теме. Я напомню слушателям номер sms +7-985-970-45-45 для ваших вопросов. Но вы мне нужны не только для вопросов, но и для ответов. Потому что конечно мне бы хотелось узнать ваши сериальные предпочтения. Обращаю еще раз ваше внимание, что речь идет не о наших, не о российских сериалах, а зарубежных. О европейских. Об американских. Каких угодно. Вот что сегодня для вас представляет наибольший интерес. И если вы назовете каждый, кто захочет поучаствовать в нашем опросе три самых интересных на ваш взгляд сериала, за которыми вы следите может быть много сезонов, много лет. Нам будет интересно в конце своеобразный рейтинг составить. Итак, от вас требуется три самых лучших сериала на ваш взгляд мирового уровня, которые вы смотрите. Давайте начнем вот с чего. У нас в этом году вышел новый «Твин Пикс». Такой шаг в 25 лет. От того «Твин Пикса» до сегодняшнего прошла целая эпоха. Тогда был другой контекст. И конечно, такого расклада и разнообразия сериальной продукции не было. Собственно говоря, мы и тот фильм воспринимали как многосерийное художественное кино великого режиссера. Сегодняшнее окружение, которое попадает в сегодняшнюю ситуацию, сегодняшний сериальный формат. Что это такое. Что его окружает. В какой контекст он попадает?

А. Павлов― Все-таки, если говорить про контекст, не совсем про сегодняшний контекст. Дело в том, что я бы не то что поправил, а высказал свою точку зрения на то, чем «Твин Пикс» был 25 лет назад. Его правда воспринимали как некоторое творение большого режиссера, но очень узкая группа людей. Вообще, на мой взгляд, я на всякий случай напомню, это 1993 год…

К. Ларина― То есть какая-нибудь «Рабыня Изаура» у нас была.

А. Павлов― Конечно, у нас до этого была, «Рабыня Изаура», а в 1992 году стартовал один из главных сериалов, который стал провозвестником первой волны сериаломании. Иностранной сериаломании. «Богатые тоже плачут». 1992 год. Это очень важно, обычно говорят, что «Твин Пикс» поменял представление большого круга телезрителей. О том, каким быть сериалы. Ничего подобного, он абсолютно вписывался во всю волну латиноамериканских сериалов. Именно поэтому все смотрели. Потому что не было альтернатив фактически. То есть это потом когда сериалы стали закупать и для других каналов, у телезрителя появилась большая проблема – а что выбрать. Смотреть ли тебе даже  не «Богатые тоже плачут», а «Роза» была или что-то такое. И в этом смысле «Твин Пикс» для большого количества телезрителей был чем-то особенным. И непонятным. То есть иерархии вкусовые тогда еще не сформировались. Подготовленный зритель, который читал, писал, знал про кино, кто такой Линч уже, он все-таки получил «Пальмовую ветвь» в 1990 году. Они понимали, что они смотрят. Но подавляющее большинство – нет. И это такой был один из сериалов, но он чем-то цеплял.

К. Ларина― Воспринимался как детектив.

А. Павлов― Особенно любопытно то, что не просто как детектив, там был до этого успех «Комиссара Каттани». И один из моих любимых курьезов то, что если вы помните, в газете публиковали спойлеры, предупреждали зрителей, что комиссара Каттани убьют. Все газеты писали о том, чтобы телезритель не был слишком шокирован. И что удивительно – у нас «Твин Пикс» раскусили только во втором сезоне. На Западе его закрыли на втором сезоне. И то, что более-менее прилично, высокохудожественно, действительно в первом сезоне, за что Запад его полюбил, западный зритель, у нас прошло так себе. Второй сезон, где огромное количество расщепленных сюжетных линий ненужных, где персонажи уже слишком меняются. Образ агента Купера становится совсем уже глупым. То есть он до этого был эксцентричный. А там становится таким… идиотом. И это телезрителю и нравилось. Что сегодня – сегодня мы видим, что ситуация действительно изменилась и вообще почему такой как сегодня можно говорить в молодежной аудитории или интернет-аудитории, которая общается в фейсбуке: хайп. Вокруг «Твин Пикса» стоит хайп. Почему его так любят и почему смотрят. Почему ждали 25 лет. Дело в том, что это действительно один из тех сериалов, который не то что изменил телевидение, а он выбивается. То есть мы можем вспомнить огромное количество телевизионных фильмов, сериалов, «Твин Пикс» почему-то запомнился. Почему? И вот некоторая способность Линча затронуть бессознательно какие-то странные очень струны человеческой души, которые или в структуре сознания, если угодно, она на самом деле сильно засела в головах, сердцах или бессознательном многих людей. Что я имею в виду. Почему молодые люди сегодня смотрят «Твин Пикс». Они на 93-й год еще не родились. Что произошло. Огромное количество молодых зрителей, которые смотрели, не понимали, что они смотрят, рассказывали своим детям о том, что такое «Твин Пикс», они их воспитали на этом. Я знаю много молодых людей 20-25 лет, и они сегодня обожают «Твин Пикс» только потому, что родители зародили в них эту любовь.

К. Ларина― То есть они первый сезон посмотрели. Мне кажется это такие киноманы все-таки.

А. Павлов― Не совсем. Потому что, грубо говоря, любовь к «Твин Пикс» она особенная. То есть это некоторый фанатизм. Если мы зайдем как некоторое такое вульгарное социологическое исследование, Вконтакте. Посмотрим паблики, то мы увидим огромное количество пабликов, посвященных «Твин Пиксу». Не просто Линчу. Линчу в том числе. Но именно «Твин Пиксу». Все вещи очень важные. Вишенка, пирог, кофе дешевый и так далее. Все эти вещи повседневности. Они в том числе представляли отечественному зрителю некоторый мир той культуры. Что так можно было. И кстати очень важно, почему Линч так хорошо мог зайти – потому что он один из первых высоких авторов больших режиссеров обратил внимание на повседневную культуру на еду. То есть обычно были какой-то Пазолини, Кубрик и так далее, у Кубрика постоянно классическая музыка, ссылки и так далее. Линч был один из первых, кто показал эту простоту жизни. Она была мистическая, магическая, но телезритель очень любил. Сегодня молодые люди они смотрят и любопытно следующее, перед тем «Твин Пикс» еще не стартовал, было огромное количество материалов. О нем писали, шумели. Вот момент, когда вышел, первые 4 эпизода в конце мая был какой-то бум. Сегодня, когда прошло уже 8 серий, про него почти не пишут. Единственный всплеск, который я зафиксировал в отношении «Твин Пикса» это была 8-я серия, которая абсолютно структурно выбивается из сериала. Почему? – потому что это не обычная серия «Твин Пикса», а это возвращение Линча к самым истокам, попытка вернуться к истокам. И показать внутри «Твин Пикс» свой вариант «Головы-ластика». Это крайне сложная для восприятия и как говорит один мой знакомый это вообще не фильм. И когда люди это увидели, это их шокировало некоторым образом. И сегодня именно этот эпизод все обсуждали.

К. Ларина― Чтобы нам подробно так не сидеть на «Твин Пиксе», потому что это некий образ. Я взяла такие просто символы времени. В то время 1993 год, когда был показан и правильно, что мы туда вернулись, немножко посмотрели вокруг, для меня лично, безусловно, это было первое открытие абсолютное, что сериал это большое кино. Это большой кинематограф. Потому что «Спрут» и прочие остальные сериалы мыльные, которые мы в ту пору потребляли, это конечно кино не имело никакого отношения по большому счету к большому кино. Сегодня, безусловно, индустрия сериалов это огромная часть кинопроцесса мирового. И вспоминала, кстати, по-моему, в конце 80-х годов на кинофестивале, когда к нам приезжал Джек Николсон, туда же приезжала актриса австралийская, которая играла главную роль в сериале «Никита». В первом 1997 года. И я помню, как она говорила в каком-то сюжете телевизионном, что вы мне подарили такое счастье, я впервые в жизни встретилась с Джеком Николсоном. Потому что в Америке мы несовместимы. Я актриса сериалов. Мы не видим друг друга вообще. Прошли годы, и сегодня большие актеры голливудские в том числе, работают в сериалах и работают великолепно. Я сейчас под большим впечатлением после просмотра сериала «Вражда» с Сьюзан Сарандон и Джессикой Лэнг. Великолепная совершенно работа. Вот когда собственно этот процесс произошел. Когда случился этот переход, когда вдруг сериал стал кинематографом. Когда в кино пошли подростки, а у сериала осталась та самая интеллектуальная публика, киноманы, которые способны оценить и большую актерскую игру и глубину смыслов. На ваш взгляд.

А. Павлов― Здесь есть несколько аспектов. Мне сейчас сложно сказать сколько именно. Я по порядку расскажу. Первое — это насколько сериалы действительно стали кино и насколько они конкурируют с кино. Это очень важно, потому что на самом деле важен способ потребления сериалов. Если кино обычно считается, мы смотрим в кинотеатре. Что не совсем так и  я скажу, почему. То сериалы, по крайней мере, интеллектуальная публика это очень важно – она смотрит не по телевизору. То есть когда мы говорим про сериалы, мы говорим про те сериалы. Мы не говорим про «Глухарь», про «Солдатов», «Студентов», «Филфак» и так далее. Мы говорим, что люди смотрят их в Интернете. И есть локальные и легальные онлайн кинотеатры, которые специализируются именно на сериалах, которые закупают и первым делом сериалы можно посмотреть именно там. То есть это такой своеобразный интернет-сериальный кинотеатр. Который противостоит кинотеатру большому. То есть как кино. И здесь самое важное. Потому что все эти сериалы можно посмотреть нелегально, точно так же как кино можно смотреть нелегально дома. Или легально. Но это совсем не то кино, которое крутят на больших экранах. Потому что то, что выходит в прокат, это буквально единицы от огромного количества фильмов. И в этом смысле сериалы представляют, по крайней мере, некоторые легальные агрегаторы в России и за рубежом такой альтернативный кинотеатр в Интернете. Это первое. Второе. По поводу их художественных ценностей. Сериалов огромное количество и таких, где бы играли звезды первой величины их не так много. То есть они есть и именно они вызывают наше внимание. Что крайне важно – мы знаем огромное количество зарубежных фильмов. И определенный процент не очень большой тех фильмов, где снимаются звезды. Точно так же как сериалы. Это две некоторые альтернативные линии можно сказать кинематографа в самом общем виде. И, на мой взгляд, когда в сериалах стали сниматься более-менее знаковые звезды, и селебрити лучше сказать, одна из первых ласточек это все-таки был «Клан Сопрано». Там сыграла Джеймс Гандольфини. Другое дело, что Джеймс Гандольфини давайте согласимся это не Джек Николсон. И наверное, один, я сейчас пытаюсь лихорадочно вспомнить, прежде всего мне приходит на ум один из первых людей, который все поставил на сериалы. Это был крайне важный опыт. «Карточный домик». Во-первых, его снимал большой режиссер Дэвид Финчер, по крайней мере, задавал планку. Хотя нет, до этого задавал планку внутренней «Подпольной империи» Мартин Скорсезе. И там играл Стив Бушеми, но это тоже некий…

К. Ларина― Другая линия уже.

А. Павлов― Довольно известный актер. Но это не величина первого эшелона.

К. Ларина― А Гленн Клоуз «Схватка» несколько сезонов. Актриса первой величины.

А. Павлов― Она наверное была первой величины все-таки в 80-е годы. А потом…

К. Ларина― Отдельная тема. Мы поговорим. То есть играть этим актерам в кино нечего.

А. Павлов― Вот именно. Предложений поступает все меньше и так далее. Наверное, это был один из первых опытов, первое – большой режиссер. Второе  — большая звезда.

К. Ларина― Клуни.

А. Павлов― Но мы здесь должны обсуждать, а что было впереди. Джордж Клуни как звезда или сериал «Скорая помощь» который сделал Джорджа Клуни звездой. Это крайне важно. И, замыкая «Карточный домик», его выпустил Нетфликс и если не ошибаюсь, это был первый сериал, который слили сразу в Интернет. Не стали ждать. То есть чем отличается сериал от кино – тебе показывают одну серию, заставляют ждать неделю, — показывают вторую. Здесь тебе показали сразу весь фильм.

К. Ларина― И сейчас новый сезон можно его посмотреть целиком.

А. Павлов― Конечно. А Нетфликс и действует по этому принципу. Они все свои сериалы, я не могу сказать, что они сейчас монополисты, но они довольно существенную долю киносериалов на рынке занимают. Они прекрасные вещи издают. Много ерунды, но вот вы слышали или нет, блестящая вещь на русском, перевели как «Потрясающие леди идут драться» или «Блеск». Это про женский реслинг 80-х годов. Такой ностальгический сериал. У них есть «Любовь» (неразборчиво) прекрасная вещь, потом «Мастер на все руки» с Азизом Ансари. Вот крайне важно Азиз Ансари относительно популярный комик в США. Прославился ролью в «Зоне и парке отдыха». Его более-менее никто не знал. То есть кое-где были эпизодические роли. И здесь хоп — и наконец дали ему отдельный проект. Именно про него и наконец-то таки его сериал популяризует как американского актера и комика.

К. Ларина― Давайте вернемся к теме. Когда собственно сериал перешел на другой уровень, когда изменения сюжетной истории, комедийной. Детективной, какой угодно, шпионской превратился в некую смысловую очень важную вещь.

А. Павлов― Первый бум сериала это вторая половина нулевых. Когда большое количество, там вышел «Декстер», «Доктор Хаус» и некоторые другие сериалы.

К. Ларина― Хью Лори прекрасный актер.

А. Павлов― Но опять таки сериальные актеры. Уже постфактум пытались приглашать в какие-то фильмы. Кое-где играл, но большого кино не стал.

К. Ларина― Стивен Фрай кстати.

А. Павлов― Да, в том числе. Второй бум это начало 10-х, когда вышел «Карточный домик» и все последующие вещи. Другим таким ярким примером, который упрочивает этот тренд это «Табу» с Томом Харди. Где Том Харди солирует весь сериал, 8 серий. Таким образом, если говорить про качественные видоизменения сериалов, хотя я считаю, это некоторая новая волна сериаломании, вторая половина нулевых, эти все шоу, про которые мы сказали. Тогда же выходили такие важные ситкомы как «Я встретил вашу маму», тогда стали выходить «Теории большого взрыва». И вторая – начало 10-х, когда происходит еще один качественный сдвиг и в сериалы идут большие звезды.

К. Ларина― Большие режиссеры.

А. Павлов― И большие режиссеры. Но здесь тоже есть один важный нюанс. Обычно режиссер приходит, заявляет это как свой проект, но очень быстро устраняется, то есть он задает некий тон, оказывает какую-то продюсерскую поддержку, но потом уходит. Так было с Дэвидом Финчером, сегодня никто не вспоминает, что он начал «Карточный домик. Так было, например, с только что у меня был блестящий пример в голове и сразу вылетел. А, так было с Фрэнком Дарабонтом. И его сериалом «Ходячие мертвецы». Он пришел. За счет его имени все пришли, это был важный опыт, потому что это был первый сериал про зомби. Довольно популярная для западной культуры тема. И, собственно говоря, сегодня никто не вспоминает, что начинал сериал Фрэнк Дарабонт.

К. Ларина― Вот возвращаясь к «Карточному домику» тоже особая история.

А. Павлов― Я думаю, какой сериал ни возьми – все особая история.

К. Ларина― Ну мы еще не говорили про «Во все тяжкие».

А. Павлов― Кстати да.

К. Ларина― Но что такое «Карточный домик». Меня поразило, как наивная публика, очень нас это роднит, вот это восприятие актера, восприятие персонажа, это соединение одного с другим. Когда мы не чувствуем разницы. Когда в какой-то момент Кевин Спейси стал не просто исполнителем роли Фрэнка Андервуда, а просто сам таким почти общественным политическим деятелям. Когда его стали приглашать на панели на различные политические форумы. И серьезные взрослые люди задавали ему вопросы, связанные с политикой. Причем обращались непонятно к кому. То ли к актеру, то ли к его персонажу. Такое соединение меня совершенно поразило. Это вот как происходит. Они же все взрослые люди

А. Павлов― Здесь, разумеется, ни о какой глупости речи не идет. Нужно посмотреть немножко глубже и шире. Вот в чем проблема. В какой-то момент массовая или современная культура тесно стала переплетена с обществом. Потому что все люди это смотрят и любят, и тесно стала переплетена с политикой. То есть, грубо говоря, если ты хочешь завоевать внимание электората, своих избирателей, если ты хочешь получать какую-то поддержку, ты должен говорить с ними на их языке. И показывать им в том числе, что тебе интересны их же темы. Таким образом приглашение например, Кевина Спейси в образе Андервуда куда-нибудь это большой пиар-ход, удачный. Я сейчас не говорю, плохо это или хорошо. Для того чтобы просто-напросто показать, что это работает тоже так. То есть американцы больше, чем кто-либо другой умеют делать из политики или из культуры грандиозное политическое шоу. И в этом смысле, конечно, все стали крутить пальцем у виска после того как избрали Трампа. И говорить, что все, «Карточный домик» больше неактуален. Если в Белый дом может войти Дональд Трамп. О каком… Андервуде может идти речь. Это абсолютно разные фигуры. Тем не менее, эта попытка куда-то его приглашать, она может показывать, что на самом деле культура современная предельно важна для политики.

К. Ларина― Это хвост виляет собакой. Непонятно, кто впереди. То ли фильм про политику, то ли политика, которая идет за фильмом.

А. Павлов― Не совсем хвост виляет собакой. То есть вы не можете взять какую-то непопулярную фигуру и начать ее раскручивать в политическом процессе. Вы просто смотрите, что вокруг вас актуально и используете это в своих целях настолько, насколько у вас это получится. И мы хотя говорим про западные сериалы, но я напомню вам, что во время последних выборов президента Украины, кого там было очень много – там баллотировался Дарт Вейдер. Причем не один, а было огромное количество. Потом появился еще Чубак, еще кто-то. То есть вот такое возможно довольно странное. Но использование популярной культуры, в том числе в политическом процессе не в американском.

К. Ларина― Кстати, там и обратный процесс тоже происходит. Такая актуализация странная. В том же «Карточном домике», когда, допустим, появились реальные не артисты, изображающие «Pussy Riot», а девочки, и Петр Верзилов, они участвовали в одной из серий. Там целый сюжет был посвящен. Я так понимаю, что такие вещи, такие фокусы они достаточно часто используют.

А. Павлов― Абсолютно точно. Это и обратный процесс в том числе, но здесь сериал пытался сыграть на определенной теме. У него некоторым образом получилось и не получилось одновременно. Не получилось – потому что огромное количество поклонников были разочарованы, даже не столько появлением «Pussy Riot», сколько ведением темы русского президента.

К. Ларина― Они-то настоящие, а он нет. Он клюквенный.

А. Павлов― Но правда заключается в том, что если первые два сезона Фрэнк Андервуд воспринимался как нечто реальное, то потом, когда он получил возможность быть президентом в США, то конфликт, который у него возникает с российским президентом, он представлялся как нечто фантастическое. И нереальное. Поэтому многие были разочарованы. А «Pussy Riot» да, абсолютно пиар-ход.

К. Ларина― Ну что же, мы делаем перерыв. Слушаем новости. В гостях у нас сегодня Александр Павлов, культуролог и кинокритик, мы говорим о сериальной индустрии, о том, как она формирует смыслы общества. И посмотрим, что у нас будет дальше.

НОВОСТИ

К. Ларина― Возвращаемся в программу «Человек из телевизора». Сегодня мы говорим об индустрии сериалов, которая сложилась за последние 25 лет. От «Твин Пикса» до «Твин Пикса».

А. Павлов― Извините, что я вас перебью. Очень важно. Когда помните, агент Купер общался с Лорой Палмер в странной красной комнате, она ему сказала: через 25 лет ваша любимая жвачка снова войдет в моду.

К. Ларина― Точно. Все непросто.

А. Павлов― Абсолютно.

К. Ларина― Я хочу обратиться к нашим слушателям. Мы хотим сформировать такой рейтинг топовый список сериалов, по выбору аудитории радиостанции «Эхо Москвы». Это действительно ящик Пандоры, здесь огромное количество sms. Я все не успею прочесть. Но давайте я потом это все обработаю и мы повесим на сайт этот импровизированный наш списочек. Итак, читаю. Я попросила назвать три самых любимых ваших сериала. Одна sms очень смешная: первое – «Во все тяжкие», второе – «Во все тяжкие», третье – «Во все тяжкие». «Викинги», «Версаль», «Игра престолов». «Родина», «Доктор Хаус», «Карточный домик», «Черное зеркало», «Вице-президент», «Ходячие мертвецы», «Молодой папа», «Фарго», «Девушка по вызову», «Ночной администратор». Это мини-сериал, насколько я помню. «Место преступления», «Мыслить как преступник». «Прослушка». Я стараюсь не повторяться, чтобы охватить все разнообразие ваших вкусов. «Доктор Хаус», «Корона, «Лост», «Звездный путь», «Рассказ служанки». Это из новых. «Молодой папа» тоже очень много называют. «Безумцы», «Подпольная империя», «Скорая помощь», «Теория большого взрыва», «Золотой век», «Побег», «Настоящий детектив», «Твин Пикс», «Хорошая жена». Я очень люблю этот сериал. «Вавилон», «Дживс и Вустер», «Шерлок», «Доктор Кто», «Настоящий детектив». Пока остановлюсь, но это все продолжается. И я вас не останавливаю, дорогие друзья, пишите. Потом все обязательно обработаем. Чтобы мы успели поговорить про другое, Саша. Я  бы хотела немножко поговорить о европейских фильмах, которые тоже вполне себе конкурентоспособные. Это не тот случай, когда Голливуд все победил это не так. Здесь они, по-моему, ноздря в ноздрю идут, и даже как мы обращаем внимание, очень часто американцы берут в качестве основы для своего нового какого-то сериала сюжет, который уже сделан. Та же «Родина» она сначала была израильский первоисточник. Сериал в Израиле прошел, на основе которого появился известный нам «Хоумленд». Многие такие, я вот «Никиту» вспоминала. Потом еще скандинавские сериалы, которые повторились уже в американском варианте. И «Мост», и «Убийство». Вот здесь эти взаимоотношения, немножко давайте про это поговорим.

А. Павлов― Да, смотрите, первое конечно по отношению к сериалам ни в коем случае нельзя говорить Голливуд. Голливуд это кино, а сериалы это как бы большая американская индустрия, которая развивается параллельно с большим кино. То есть это отдельная тема.

К. Ларина― Оскары не вручают за сериалы, между прочим.

А. Павлов― Есть отдельная премия. Это первое, что крайне важно. Второе, вы обратите внимание сами, то есть когда мы говорим, что есть какие-то не американские сериалы и что они как бы конкурентоспособны, это и так и не так одновременно. Почему? Дело в том, что сериал в некотором роде получает известность только после того, когда его переснимают американцы. То есть когда мы говорим про «Родину», мы говорим про американскую, а не про израильскую. Когда мы говорим про еще какие-то вещи, мы говорим про другие вещи. То есть это вообще общая киношная тема, когда например даже французские какие угодно комедии, я помню, были с Пьером Ришаром, еще что-то, их просто переснимали для американской аудитории. Потому что они не воспринимают это. Даже, возвращаясь к фильмам, такой важный фильм как «Карта, деньги, два ствола» он не зашел в американскую аудиторию. И он специально снимал американский своеобразный вариант. Не римейк, но rip-off «Большой куш», чтобы американцы смогли его принять. И то есть все-таки этими большими римейками как раз подтверждается то, что американцы доминируют, если выражаться языком социальной философии, но они гегемоны в культурном пространстве. Все сериалы параллельные они становятся известными только благодаря американцами.

К. Ларина― Как немцы, которые всегда выигрываю в футболе даже вторым составом.

А. Павлов― Да, примерно так. Есть такие вещи, которые вот это крайне важно, которые невозможно переснять. И кстати про больших режиссеров или известных, например, такой знаменитый режиссер Джейн Кэмпион снимала сериал 8-серийный. По-моему называется «Озеро в горах». Очень интересный. И кстати напоминает и «Твин Пикс» в том числе. Что мы обсуждали вне эфира. И такие вещи переснять невозможно. И вот на такие вещи нужно смотреть, самостоятельно искать, выходить и так далее. Ну, примерно так. И знаете, что мы хотя от этого ушли, аспект, который необходимо обсудить. Сериалы сегодня я не скажу, что находятся в большом кризисе, но у них есть кризис.

К. Ларина― Да что вы.

А. Павлов― Знаете, почему? Потому что все сериалы, которые мы перечислили это маленькая толика, это самые известные вещи, их можем назвать 20. А сериалов ну сотни. Тысячи. И сегодня мы видим сериалы, просто есть кризис идей, когда это связь сериалов и кино, когда люди берут авторы идеи и растягивают фильмы на сериалы. Вот сейчас только что вышла «Мгла», 10 лет назад вышел оригинальный фильм Фрэнка Дарабонта. Сейчас по Стивену Кингу идет сериал, который сразу провалился. Очень плохой. Вышел сериал «Большой куш», вышел сериал «Смертельное оружие», поставлен…

К. Ларина― То есть сначала кино вышло, а потом…

А. Павлов― Абсолютно точно.

К. Ларина― А это не тот случай, как у нас делают, одновременно снимают и кино и тут же режут его на пятачки.

А. Павлов― Нет. Например, «Смертельное оружие» это франшиза 80-х, четвертая часть вышла в 90-х.

К. Ларина― Но «Фарго» тоже получается.

А. Павлов― Абсолютно точно. «Фарго», «Смертельное оружие», «Большой куш», «От заката до рассвета», «Тренировочный день», я могу до бесконечности повторять. То есть там десятки уже таких сериалов. И почти все они не дотягивают до оригинала, с которого они сделаны. Есть более-менее относительно удачные, в частности «Мир дикого Запада». Это же был фильм 70-х годов, блестящий. Кстати, сейчас на меня могут многие обидеться, мне оригинал нравится больше. Мне оригинал нравится больше. Фильм прекрасный, потому что там нет всех тех больших серьезных философских проблем, которые есть в сериале. Но на то и фильм.

К. Ларина― Там кстати еще одна форма тоже взаимоотношений с большим кино. Это когда делают либо сиквел, либо приквел уже сложившегося сюжета культового типа «Психа» и после этого сколько уже сезонов этот сериал, как он называется забыла…

А. Павлов― «Отель Бейтса».

К. Ларина― Да. Собственно говоря, и героев главных…

А. Павлов― Это, правда, берут сюжет, но я думаю, что это примерно тот же феномен на самом деле. То есть когда берешь сюжет известного фильма, пытаешься на его основе что-то сделать.

К. Ларина― А что касается фильмов, которые сняты, скажем так, какие-то вот остроактуальные темы. Я имею в виду не только политику. Сюжет сейчас смотрим новости, про допинговые скандалы, про спорт. Или сюжет про расстрелы одноклассников. Это в большом кинематографе было, и в сериалах есть. Это сюжеты про невинно осужденных. Это замечательный фильм, когда как называется, когда просидел чуть ли ни 20 лет человек в тюрьме. Вы знаете этот сериал.

А. Павлов― Возможно знаю. Первый сериал про тюрьму, который я вспоминаю «Оранжевый» хит сезона. А где сидел человек 20 лет я пытаюсь вспомнить…

К. Ларина― Может быть, слушатели напомнят.

А. Павлов― Будете добры, помогите нам.

К. Ларина― Или «Пропавший без вести», тоже очень актуальная тема. Из которой развивается невероятно завораживающий, это не детектив, это что-то другое, другой жанр. Вот эти запросы, меня волнует технология, если вам известно, как это происходит. Существуют какие-то фокус-группы, как ориентируются вообще вот эти люди, которые следят за тем, что сегодня обществом востребовано. Какая тема будет сегодня на пике.

А. Павлов― На самом деле это отрабатывается не совсем запрос общества. А  есть огромное количество людей, у которых огромное количество идей.

К. Ларина― Специальные люди.

А. Павлов― Нет. Огромное количество, и каждый человек приходит со своей идеей. Их огромное количество, из миллионов идей отбирают 1-2-3-10, рассматривают. На основе этого пытаются что-то сделать. Снимают пилотный эпизод. Уже относительно пилотного эпизода его могут посмотреть фокус-группы, его могут слить в сеть, и мы даже знаем огромное количество примеров, когда сериалы заканчивались на одном пилотном эпизоде. Например, на фоне успеха «Ходячие мертвецы» была попытка снять сериал «Добро пожаловать в Зомбилэнд», кстати, тоже попытка растянуть кино на сериал. Вышел один эпизод и все. И его закрыли. Потому что не было никому интересно. И вот судьбу сериалов решают именно телезрители, а не кто-либо другой. И в этом смысле есть некоторые предложения, откуда мы берем идею, то есть, знаем, есть проблема с наркотиками, Гиллиган придумывает «Во все тяжкие», мы смотрим, восхищаемся.

К. Ларина― И из этого вылезают еще целые следующие истории. «Лучше звоните Солу». Тоже как прием называется точно…

А. Павлов― Это называется спин-офф.

К. Ларина― То, что вылезает собственно из этого позвоночника. Готового раскрученного сериала.

А. Павлов― Да.

К. Ларина― Какая-то линия, как из «Хорошей жены» вышел сериал.

А. Павлов― «Побег. Продолжение». Но вот собственно говоря, все более-менее актуальные темы, наркотики, что еще, убийства сексуальное насилие. «Рассказ служанки» это тоже абсолютно, это правда, конечно экранизация довольно известной книги. Тем не менее, мы видим, что проблема есть. До сих пор. И это попытка представить, а куда заведет та или иная доведенная до конца радикализованная линия. То есть как и мужское доминирование. Так и женская попытка эмансипации…

К. Ларина― Ну вот смотрите, конечно, не избежать нам все равно выхода на тему нашу. Потому что попытки существуют. И существуют, кстати, вполне удачные. Но это все штучное производство. Если мы говорим о фильмах, сериалах, которые все-таки не сериалы, а кино. Что, допустим, делает Сергей Урсуляк. Это кино. Чего тут говорить. И мне кажется и анализировать его нужно как все-таки продукт кинематографа, а не телевизионный. «Ликвидация» и тот же «Тихий Дон». И Гроссман «Жизнь и судьба». А вот попытка сделать, повторять, римейк сделать. Снять свой «Налет», свой «Декстер», свою «Родину». Неудачно все это, на мой взгляд. Не знаю, как вы это оцениваете. Чего не хватает кроме денег?

А. Павлов― Знаете, здесь все-таки мы должны понимать следующее. Это очень важно. У сериалов в принципе вообще любых сериалов в России как минимум две аудитории. Одна аудитория это как бы меньший процент люди, которые смотрят сериалы не по телевизору. Были соцопросы, по-моему, ФОМ пару лет назад и выяснилось, что есть люди, которые смотрят западные сериалы, у них образование, достаток.

К. Ларина― Русскоязычная публика.

А. Павлов― Да. Они смотрят сериалы в записи, DVD, в Интернете, и есть люди, которые смотрят сериалы по телевизору. Это уже взрослое население. Пенсионеры. У них нет образования, не очень высокий достаток и тому подобное. Люди, которые смотрели сериалы по телевизору, их значительно больше. И что получается, есть две аудитории и два больших сериальных мира. И когда мы, например, смотрим с вами западный сериал, можно смотреть и русские. Приходим и пытаемся посмотреть то, что сделано для другой аудитории, мы говорим: ну это ерунда, не получилось и так далее. А людям, которые смотрят по телевизору, нравится. Там же огромное количество, это нужно в телевизор придти и посмотреть, что там идет. Там просто невероятные вещи творятся. И многие из которых удачные. Я сейчас скажу какие. И здесь тоже нужно понимать следующее – есть две, вы сами сказали, две больших отрасли. Первая – это просто телевизионные вещи для развлечения. «Филфак», «Студенты», «Туристы», «Папины дочки», «Воронины», «Саша и Маша» и есть телевизионные фильмы, которые сняты для интеллигенции или интеллектуалов. Если мы разводим эти категории. «Тихий Дон», «Бесы». То есть серьезные продукты, которые нужно потрудиться, чтобы посмотреть. Одно дело смотреть «Оттепель», другое дело посмотреть серию «Букины», «Женаты с детьми» или что-нибудь еще. Это разные вещи. И соответственно аудитория у этих вещей тоже разная. Наконец мы сталкиваемся с таким феноменом крайне важным, который может объединить все три группы. Или две группы. Это такие вещи как «Физрук». То есть все смотрели. Обсуждали. Потому что он был сделан в отличие от других сериалов метарефлексивно и иронично. То есть у них была определенная отстраненность. Как бы образ, 90-е, шутки, аллюзии и так далее. Эта попытка объединить и стать сериалом сериалов…

К. Ларина― «Школа».

А. Павлов― Это немножко другой, вот почему. Это провокационная социальная тема. То есть все будут смотреть, обсуждать не потому что развлекаться, а потому что — а вот альтернативный взгляд на школу. То, что в 90х было принято называть «чернухой». Да, а «Физрук» это не чернуха, это развлечение, но умное развлечение. И все обсуждали, говорят, да есть ирония. То есть это тот сериал, который было не стыдно смотреть другой аудитории, которая любит западные сериалы. Или высокие сериалы, которые снимаются для интеллигенции.

К. Ларина― А то, что пытается делать Александр Цекало. Как продюсер. Ночная линейка, что он делал. «Метод», «Клим». Наверняка вы знаете. Это «Мажор», который сейчас второй сезон.

А. Павлов― Я ничего из этого не видел пока что.

К. Ларина― Это попытка, как я это вижу, я на эту тему с ним не общалась, но я это вижу по тому, как это создается, по структуре, по атмосфере. Что это конечно, попытка сделать именно такое американское кино. Не в смысле блокбастер, а именно американский сериал, качественный с какими-то потайными смыслами. С хорошими актерскими работами. Не знаю, насколько он востребован. Насколько там публика это смотрит. Потому что это идет глубокой ночью. Так вот, повторяю вопрос. Все-таки кроме денег чего еще не хватает для того, чтобы создать свой сериал политический.

А. Павлов― Я на самом деле вам ответил, но могу ответить еще раз. Теперь ясно и четко – не хватает аудитории.

К. Ларина― Да? А свободы выражения. У нас без конца кто-то оскорбляться будет. Понимаете. У нас невозможно показать такой «Карточный домик». Снять. Сразу будут думать: а про кого это. У нас один президент. Только это. Значит это про него

А. Павлов― Необязательно «Карточный домик». Я имею в виду, почему снимают сериалы – сериалы снимают для аудитории, которая это смотрит. «Физрук» — там есть огромное количество экспериментов, кроме «Физрука» там культурный эксперимент это ТНТ, прежде всего СТС «Закон каменных джунглей», еще что-то…

К. Ларина― «Измены».

А. Павлов― Вот, это качественные работы. У нас есть примеры. «Измены», «Закон каменных джунглей», которые действительно интересно смотреть. И многие это смотрят. Здесь правда в том, что эти сериалы снимаются для этой телевизионной аудитории.

К. Ларина― «Обратная сторона Луны». Кстати. Тоже попытка сделать свое кино на основе уже существующего.

А. Павлов― Мы с вами вспомнили огромное количество примеров, которые могут понравиться даже другой аудитории, которая вскормлена на западных сериалах. А в целом просто-напросто нельзя от наших творцов требовать большего, потому что они снимают телевизионный контент и отрабатывают запрос населения то, что те хотят смотреть.

К. Ларина― Дорогие товарищи, большое спасибо. Там огромное количество, я краем глаза слежу за тем, что там происходит. И вспоминают замечательные работы, а все фильмы хорошие. Я вот ничего не могу сказать. «Большая маленькая ложь» с Николь Кидман. Выдающейся артисткой всех времен и народов. Прекрасная работа. Хотя и тут наши слушатели надо отдать им должное, называют некоторые российские сериалы, в том числе те, о которых мы говорим. Допустим, «Оттепель» безусловно. «Американцы», которые тоже интересен этот сериал, за ним слежу. Пришла пора сказать вам буквально ваши три сериала, Саша. И на этом закончим.

А. Павлов― Я не готовился к этому вопросу. Очень тяжело. Я возможно вас удивлю, я люблю и старое в том числе. Для меня это не новейшие сериалы. Первое – «Байки из склепа», который является величайшим телевизионным сериалом. Но с совершенно особая, это экранизация комиксов Уильяма Гейнса. Далее, все такое вкусное и очень тяжело выбрать. Пускай будет «Твин Пикс». Первый, второй и возможно даже третий сезон. И третий, пускай я буду оригинальным. Я хотел назвать «Breaking Bad», но всего знают, а вот есть такой сериал, который во многом определил, в том числе сериальный взрыв нулевых. Это очень важный сериал, который никто не вспомнил. Я назову (неразборчиво). Это крайне важный сериал. А еще я вне всякого сомнения назову, извините пожалуйста, «Секс в большом городе». Потому что ни разу этот сериал не упоминался.

К. Ларина― Точно. Но я тогда назову свои три, хотя у меня тоже гораздо больше. Абсолютно фанат сериала, назову «Настоящий детектив» ужасно нравится. Назову «Хорошую жену», которую я очень люблю. Назову «Безумцы», ну, пожалуй, остановлюсь. Хотя слежу и за «Американцами» тоже. И за многими другими работами, конечно «Молодой папа» тоже какой-то шедевр настоящего киноискусства. Единственное, что у нас остается сегодня в передаче от традиционных программ «Человек из телевизора» это наша музыкальная концовка, такой музыкальный комментарий к прошедшим событиям на неделе. Одним из важных событий для меня это была достаточно яркая акция солидарности театрального мира, связанная с поддержкой арестованных фигурантов по делу «Седьмой студии». Так называемое Дело «Седьмой студии», где арестованные сидят под стражей. Алексей Малобродский, Нина Масляева, под домашним арестом Юрий Итин. Это была акция поддержки, которая объединила очень многих людей, десятки театров по всей стране. Десятки самых известных театральных деятелей и московских и петербуржских. И из других городов. Это говорит о том, что все-таки театральное сообщество пытается все-таки сохранить прямую спину и когда его оскорбляют и унижают, пытаются этому противостоять. В связи с этим тоже хочу свою поддержку, свою лепту в эту поддержку внести. И вам представить фрагмент из фильма, из спектакля «Мертвые души» Кирилла Серебренникова. Это финальная песня, которая как мне кажется, очень актуальна для этой ситуации. Спасибо.

echo.msk.ru

Интервью / Ирина Петровская

Л. Гулько― Доброе утро, Ирина Петровская.

И. Петровская― Доброе утро, Лев Гулько.

Л. Гулько― Наш «Человек из телевизора» на своем месте. Если позволите, я начну с самого свежего последнего опроса. Интересно ваше мнение. 61% россиян смотрят телевизор почти каждый день, самые интересные для них темы: политика РФ, международные отношения. Это Москва. Интерфакс. Две трети россиян, причем практически каждый день. Каждый десятый делает это 1-2 дня в неделю – 13% или 3-5 дней в неделю – 11%. Фонд общественное мнение.

И. Петровская― Ну что, это говорит о том, что то, чем занимаются наши каналы в этой информационно-общественно-политической части, находит своего адресата и две трети это очень большая, на мой взгляд, цифра, доля людей, которые мало того, что смотрят, не знаю, там дальше есть уточнение про отношение.

Л. Гулько― Есть.

И. Петровская― Но в любом случае это вызывает интерес и, следовательно, скорее всего, вызывает отклик в душах наших сограждан. Вопрос, конечно, с каким знаком. Потому что смотреть это еще не значит соглашаться с тем, что тебе говорят. Но что-то мне подсказывает, что число согласных и тех, на кого рассчитано и до кого доходит, примерно то же, что и прекрасная цифра 61%.

Л. Гулько― Во-первых, реже, чем раз в неделю включают телевизор 4% россиян, еще у 3% его вообще нет. Не смотрят телевизор 9% участников опроса. Он в июне проводился, 1500 респондентов, 104 населенных пункта, 53 субъекта РФ. Наибольший интерес у зрителей вызывают темы, сообщения, связанные с политикой России, международными отношениями. По 37% и там и там. Социальные проблемы – 34% и вооруженные силы – 30%.

И. Петровская― Вот то, о чем постоянно талдычат эти программы. Внешняя политика, армия. И что там еще?

Л. Гулько― Вооруженные силы. Социальные проблемы 34%.

И. Петровская― Социальные проблемы само собой. Потому что это то, что касается каждого и что прямо скажем, нарастает. Другой вопрос  -как это интерпретируется в ящике.

Л. Гулько― Теперь почти половину поделили, Первый канал 48% смотрят и канал «Россия» — 46.

И. Петровская― Ноздря в ноздрю.

Л. Гулько― Остальные смотрят НТВ – 31%, ТНТ – 23%. СТС – 19%, Россия-24 – 17, РЕН-ТВ – 17, Пятый – 14, Домашний, Звезда – по 12, Пятница и Матч-ТВ – по 9, ТВ-центр – 8, Культура и ТВ3 – 7, Карусель – 6, местные телеканалы – 5%. Лучшей аналитической передачей – 24% россиян считают «Вести недели» с Дмитрием Киселевым.

И. Петровская― С чем я их и поздравляю.

Л. Гулько – 16%― «Воскресное время», 12% — «Вести» в субботу.

И. Петровская― Ну что тут, это говорит лишь об одном – что такого рода подача, даже не скажу информации, она востребована и она очевидно, находит отклик в людях, которые не особенно склонны к самостоятельным размышлениям, а им в готовом виде упакованном преподносят даже не версии событий, а фактически готовую формулировку того, что на взгляд создателей этих программ происходит, произошло и будет происходить. В этом, собственно говоря, и успешность вообще пропаганды. Потому что она действительно в доходчивой форме говорит очень просто об очень сложном и предлагает уже на все готовые ответы на вопросы, готовые формулировки, уже упакованные соответствующим образом и интерпретированные тоже соответствующим образом. Чем собственно и занимаются «Вести недели» и Дмитрий Киселев. И «Воскресное время» до нынешнего сезона Ирада Зейналова.

Л. Гулько― А дальше «Воскресное время» будет вести уже другой человек.

И. Петровская― Это удивительная новость, потому что Ираду Зейналову ни с того ни с сего в этом сезоне, как стало известно на этой неделе на этом ответственном посту…

И.Петровская: Фадеев ведущий «Воскресного времени», это как бы компенсация, что он не прошел в результате праймериз

Л. Гулько― Я читал в газете РБК.

И. Петровская― Потом об этом писали все и в Интернете в первую очередь. Ираду Зейналову на этом посту ответственном за аналитику на Первом канале неожиданным образом сменяет Валерий Фадеев. Он мало того что руководит, по-моему, называется ИД Эксперт. Журнал «Эксперт». Плюс я например его знаю, он в свое время был зам. главного редактора в газете «Известия». А зрители его знают как ведущего программы «Структура момента» на Первом канале. Это ночная была, я не знаю, сохранится ли она в начинающемся сезоне, пока, во всяком случае, в сетке я этого не вижу. Это программа, в которой тоже оцениваются разные актуальные события, но в достаточно таком локальном формате. То есть это не зрители в студии, это не крики и вопли, а сидят три, по-моему, человека, которые представляют одну точку зрения, три другую и смотрящий за этим был Валерий Фадеев. Кстати, это было все-таки не до такой степени агрессивно и пропагандистки тупо, как может быть другие такого рода ток-шоу. Хотя, безусловно, Валерий Фадеев человек патриотическо-государственных взглядов. Более того, он пытался баллотироваться, в праймериз не прошел в «Единую Россию». Одна из версий, почему Валерий Фадеев вдруг назначен теперь на это ведение «Воскресного времени», что это как бы компенсация за то, что он не прошел в результате этих праймериз.

Л. Гулько― Заместительная терапия это называется.

И. Петровская― Не знаю. Совсем другая манера. Он мне кажется человек такого не ярко-выраженного темперамента как Ирада Зейналова. Поэтому интересно посмотреть в том смысле, что его подача будет ли она столь же доходчива как подача Ирады Зейналовой. Которая была всегда очень напористая, агрессивная. Уж не говоря о том, что в «Воскресном времени» эти всякие распятые мальчики и фигурировали. И то, как Ирада Зейналова извинялась потом за этого мифического распятого мальчика, тоже весьма интересно. Конкретного распятого мальчика (примерно такой был смысл) не было, но, во-первых, женщина реальная, которая об этом рассказывала, во-вторых, подобных историй было типа немало, поэтому мы и повелись на конкретный сюжет. Ну, поглядим, возможно поскольку «Воскресное время» шло по-моему, с приличными очень рейтингами, хотя потом писали, что рейтинги вроде стали падать, ну посмотрим.

Л. Гулько― Последнее время РБК написали, что «Воскресное время» опережало «Вести недели».

И. Петровская― Честно скажу, не следила я за рейтингами.

Л. Гулько― Десятую процента.

И. Петровская― Да, не знаю, насколько зрители воспримут или Валерию Фадееву придется резко изменить манеру, что маловероятно. Или же зрителям придется привыкать к более спокойной, я не знаю, что там будет внутри, что будет составлять тело этой программы, но, по крайней мере, это совсем другого будет типа ведение. В этом я абсолютно уверена и любопытно посмотреть, как именно это будет происходить. Кстати «Воскресное время» на следующей неделе уже в эфире заявлено. Так что ждать осталось недолго.

Л. Гулько – 4―е число.

И. Петровская― Вообще следующая неделя уже старт очевидный нового сезона. Слава тебе, господи. Но в каком-то смысле «слава тебе, господи», в каком-то смысле возвращение на круги своя прежних наших героев и антигероев. Ну, вот самый активный сезон, вернее самый активный старт это у канала НТВ, буквально на следующей неделе чуть ли ни 8 новых премьерных программ. Из которых, например, можно отметить такую программу как «Международная пилорама», которая будет выходить в субботу и вести ее будет Тигран Кеосаян. Известный всем нам режиссер. И как сказано в пресс-релизах, которые пресс-службы НТВ рассылает, Тигран Кеосаян будет в язвительной манере, это развлекательная при этом программа, комментировать международные события. Ну, жду с некоторым содроганием, потому что в язвительной манере у нас комментируют международные события очень многие и многие совсем не ведущие развлекательных программ. Возвращается «Салтыков-Щедрин шоу» на НТВ, но с другим составом ведущих. Это попытка сатиры на телевидении. Но поскольку политическая сатира сегодня невозможна, то в основном ограничиваются дураками и дорогами. Дураками в местных органах власти и дорогами соответственно также. И там остается из прежних Алексей Кортнев, а из новых становятся Михаил Задорнов, тоже с содроганием этого жду.

Л. Гулько― Михаил Михайлович?

И. Петровская― Ну конечно. Не бывший же министр.

Л. Гулько― Он был на РЕН-ТВ вроде.

И.Петровская: Поскольку политическая сатира сегодня невозможна, то в основном ограничиваются дураками и дорогами

И. Петровская― Задорнова много не бывает, Лева. Задорнов он — во всех ты, душенька, форматах и нарядах хороша. И третий какой-то человек, мне неизвестный, я забыла. Плюс на основе тех материалов, которые присылали так называемые народные корреспонденты, эти сюжеты, снятые на мобильные или своими любительскими камерами, сюжеты о разных безобразиях, ямах, текущих крышах, проваливающихся тротуарах, вот эти сюжеты присылали, видимо, будут присылать такие стрингеры. Добровольные помощники НТВ. И на основе этого на НТВ создали еще одну новую программу «Стрингеры НТВ» и там будут показывать уже конкретные эти любительские репортажи этих народных заступников, народных же…

Л. Гулько― Мстителей.

И. Петровская― Именно. Ну и там еще целый ряд программ. Из хорошего что я знаю точно, что 4 сентября возвращается в эфир после некоторого перерыва программа «Большие родители». Была такая программа на НТВ еще до смены руководства, несколько сезонов назад, она довольно долго кстати продержалась. Ведет ее и делает Константин Смирнов. Это мало того, что сын легендарного писателя Сергея Смирнова, брат Андрея нашего режиссера Сергеевича Смирнова и он делает программу, в которой дети разных знаменитых и знаменательных для нашей культуры персон рассказывают о своей жизни, о своем детстве, родителях. И это кстати всегда было очень интересно. И насколько я знаю, что первые будут персонажи это дети разных кинодеятелей. Потому что приурочено ко дню кино. Например, Валерий Тодоровский будет о своем папе Петре Ефимовиче рассказывать. Катя Гердт о Зиновии Ефимовиче. О своем отце. Никита Высоцкий это что я прочитала, естественно о Владимире Высоцком. Дочь Ульянова Елена, по-моему, о Михаиле Ульянове. Константин Райкин — о своем отце. Ну, кого-то еще забыла. По-моему 8 уже программ записано. Это из хорошего, из того, что действительно следует ожидать в эфире. Видимо, это будет раз в неделю по субботам.

Л. Гулько – 4―е это воскресенье.

И. Петровская― Значит по воскресеньям. Еще будет программа тоже сугубо развлекательная. Называется «Секрет на миллион». Звезды будут рассказывать свои секреты такой Лере Кудрявцевой. Ведущей. Это развлекательная программа игрового типа, и тот, кто найдет в себе смелость поделиться каким-то самым супер-пупер секретом, получает полтора миллиона рублей.

Л. Гулько― С Лерой Кудрявцевой. Я  представляю себе.

И. Петровская― Я тоже и даже звезд себе представляю. Народ это любит. Ну это в части в основном развлекательной. Что на НТВ просто действительно такой активный старт. А также естественно пришли, и разные старые тараканы вернулись в эфир. Потому что вчера, например, уже в программе «ЧП» на НТВ была программа, в которой разоблачали организацию «Голос». Что она якобы финансируется на иностранные деньги. И вообще иностранные агенты. В той же отвратительной манере, когда наскакивают на руководителя организации, «Голос» это организация, которая работает с наблюдателями и проводит тренинги для наблюдателей на выборах. Разумеется, доказывается одна простая нехитрая мысль, что это все вражеские агенты, которые соответственно работают против нашей любимой родины. А также вчера я прочитала сообщение в Интернете, общество «Мемориал», что к ним тоже эта съемочная группа подвалила с вопросом: почему вы делаете программы, которые наносят ущерб России. Уже хороший вопрос сам по себе. Попробуй, ответь.

Л. Гулько― Да можно и не отвечать.

И. Петровская― Да. Но дело в том, что это удивительная поросль людей, в частности такой человек, я даже его имя-фамилию запомнила. Раньше они не указывали свои имена и фамилии и стеснялись даже тем более показывать свои лица. А в какой-то момент еще в прошлом сезоне поняли, что наоборот это по нынешним временам доблесть. И вот этот Роман, по-моему, Игонин, который теперь, в прошлом сезоне и должники госдепа, и мочил радио «Свобода», все это на самом примитивном доказательном уровне. На уровне пропагандистских каких-то агиток, ну и вот теперь он в этом сезоне продолжает свою исследовательско-расследовательскую в жирных кавычках деятельность и, по всей видимости, этим очень гордится. И причем буквально их гонят в дверь, они входят в окно, им говорят в лицо, что они подонки, вот как было в случае с этим «Голосом». Они напали в аэропорту на одного из руководителей, и тот зовет полицию, чуть ли ни выхватывает камеру и микрофон в ярости, и им абсолютно все божья роса. Более того, они потом это предъявляют в качестве доказательств того, как неуверенно чувствуют себя эти люди, как они агрессивны, неслучайно, что их выводят на чистую воду. Этот тип программ, безусловно, будет сохранен и думаю, тоже будет находить свой отклик в сердцах благодарных зрителей. Из этого самого опроса.

И.Петровская: Они подвалили с вопросом к «Мемориалу»: почему вы делаете программы, которые наносят ущерб России

Л. Гулько― Дорогие товарищи из Ульяновской области, я отвечу на вопрос. Все волнуются, где Ксения Ларина. Ксения Ларина в отпуске, и следующую передачу «Человек из телевизора» он уже появится в эфире.

И. Петровская― Это абсолютно точно. Мы с ней на связи. Ксения Ларина заканчивает свой отпуск буквально через два дня. То, в каких условиях работают ведущие «Эха» на самом деле очень затратно и  эмоционально, и физически и нервно деятельность, которая требует продолжительного отпуска.

Л. Гулько― Да. Еще одно новшество, о котором писали СМИ. Это изменение в передаче «Спокойной ночи, малыши».

И. Петровская― На этой неделе была пресс-конференция компании «Класс», которая делает, Александр Митрошенков ее возглавляет. Которая делает детские программы для многих каналов. Первое новшество, что на канале «Карусель» будет теперь выходить программа «Доброе утро, малыши». И для нее специально написал приветственную песню Сергей Шнуров. Шнур. Самым неожиданным образом.

Л. Гулько― Он удивился, когда ему предложили. А потом написал и подарил.

И. Петровская― Ну да. Если родители, зная творчество Шнура, волнуются, то не волнуйтесь, там нет ничего такого, что является фирменным отличием и знаком…

Л. Гулько― Его сценическим лицом.

И. Петровская― Да. И второе, «Спокойной ночи, малыши», но это новость не сегодняшнего дня, она уже была перед тем как в частности я в отпуск уходила, я так понимаю, не основным ведущим, но одним из ведущих, и даже видимо, уже были эфиры, я к сожалению не адресная аудитория программы «Спокойной ночи, малыши» будет боксер и депутат недавней думы прежнего последнего созыва Николай Валуев. Надо сказать, что пользователи сети и в фейсбуке очень активно по этому поводу высказывались. И резвились. В том числе и что вот такой образ сказочника после добрых теть, начнем с тети Вали незабвенной, и далее были дядя Володя, да и нынешняя Анна Михалкова и Оксана Федорова. После всех этих образов добрых дядь и теть, образ чисто внешне Николая Валуева может, конечно, не уложить детишек спать.

Л. Гулько― А наоборот. Газеты написали, что он очень понравился. Добрый Шрек.

И. Петровская― А потом я прочитала, что малыши, самая малышня, потому что эту программу мне кажется, смотрят лет до 3-х, может дети до 4-х. Я смотрю по своему, он уже не смотрит. Но видимо, дети на каком-то интуитивном эмоциональном уровне угадывают все-таки, кто добрый, кто злой. Независимо от психофизических или физических особенностей того или иного человека. Ну, посмотрим, может быть наоборот дети таким образом будут воспитываться на примерах сильных мужчин, считается, что в воспитательном процессе очень не хватает мужчин, в детском саду их вообще нет. В школе учителей мужчин раз два и обчелся. Правда, единственное, что меня там насторожило в первых интервью Валуева, что будут больше говорить о патриотическом воспитании, о спорте. О закалке и школе мужества.

Л. Гулько― Если найдут, как с такими разговаривать.

И. Петровская― Ну или я представляю Хрюша со Степашей, которые будут говорить о патриотизме. Хотя я помню, что в 1996 году, когда шла предвыборная кампания, там каким-то образом, но даже и Хрюша со Степашкой были задействованы в агитационной кампании «Голосуй сердцем», «Голосуй или проиграешь», я просто помню, что об этом писала. В общем, сильно веселясь.

Л. Гулько― О некоторых новшествах мы вам рассказали.

И. Петровская― Сейчас самое главное, на Первом канале 2-го числа в пятницу стартует любимейшая программа российского зрителя, угадайте с одного раза. «Голос». Новый сезон.

Л. Гулько― Градского говорят, не будет.

И.Петровская: После всех этих добрых дядь и теть, образ чисто внешне Валуева может не уложить детишек спать

И. Петровская― Да, самое главное нововведение, что в этом сезоне впервые не будет Александра Градского. А из тех, кто остался или добавился, все те же, только которые в разные сезоны принимали участие. Агутин, Билан, Полина Гагарина и  Лепс.

Л. Гулько― Новости у нас.

НОВОСТИ

Л. Гулько― Мы продолжаем. Вопрос: что-то на нашем телевидении совсем мало осталось интеллектуальных шоу. Дмитрий из  Москвы пишет. Могу вспомнить лишь три, не будет ли пополнения в этом ряду?

И. Петровская― Какие он три вспоминает.

Л. Гулько― Не знаю.

И. Петровская― Наверное «Своя игра», «Что? Где? Когда?», если считать, например, «Как стать миллионером», то отчасти интеллектуальная. Пока не знаю, может быть что-то и появится. Потому что еще далеко не все обнародовали свои планы. Но, продолжая анонсирование, на следующей неделе 75 лет исполнилось бы всего лишь Сергею Довлатову. И довольно активно телевидение отмечает эту дату. Причем не только канал «Культура», но и Первый канал, где в частности будет документально-анимационный фильм «Написано Довлатовым». Это будет в пятницу в 0.25, мне кажется это интересно. Плюс 90 лет Евгению Леонову и тоже очень активно отмечает телевидение. И на канале «Культура» само собой и на Первом канале в следующую субботу фильм «Я — король, дорогие мои», потом «Осенний марафон», на «Культуре» будет любимейшее мое и думаю многих «Обыкновенное чудо». Так что это тоже добавляет некоторой осмысленности в программу нашего телевидения.

Л. Гулько― Была интересная публикация в РБК Алексея Левинсона. Из Левада-центра. Где он анализировал, почему смотрят то, что смотрят и на самом деле телевидение это вторично, а первым себя зомбирует сам человек.

И. Петровская― Зомбирует?

Л. Гулько― В кавычках. Человеку так удобно, приятно, ему надо возвращаться куда-то, где ему комфортно. Он хочет видеть то, что хочет.

И. Петровская― Возможно.

Л. Гулько― Телевидение идет за ним, а не перед.

И. Петровская― Я не знаю, какие конкретные сегменты эфира анализируют, вы мне дадите потом ссылочку, я прочитаю. Потому что Алексей Левинсон интересный исследователь. Он социолог. А что касается идет за, не знаю, вот в части интеллектуальных игр скорее так было всегда, телевидение ведет за собой зрителя. И приучает его к чуть более сложным каким-то зрелищам.

Л. Гулько― Так же как канал «Культура».

И. Петровская― Но вот мы заметили, 7% это о многом говорит. То есть немногие ведутся, честно говоря, на интеллектуальность и интеллектуализм массового телевидения. Потому что во всем мире культура это все равно и культура, и просвещение, как правило…

Л. Гулько― Укладываются в эти 7% во всем мире.

И. Петровская― На отдельных, тем не менее, все равно территориях существуют. А массовые каналы идут всегда ведутся на массовый спрос. Но в этой своей пропагандистской агрессивной части, безусловно, телевидение ведет свою аудиторию за собой и ее формирует. И формирует нынешние представления о происходящем как в стране, так и мире. И отношении к этому. И вот этот невероятный агрессивный тон и настрой, который сегодня существует в такого рода программах, как те же самые «Вести недели», как многие ток-шоу на канале «Россия» у того же Соловьева и Толстого. Которые сейчас баллотируются, поэтому по счастью или не знаю, не имеют права появляться. Кстати его сейчас замещает в программе «Время покажет», которая на этой неделе вернулась, где тоже Украина, антилиберальная она глубоко, и вот его заменил человек еще более агрессивный. Потому что у Толстого такая глумливая манера, он микширует свою агрессию за неким глумлением. А сейчас его заменил такой Артем Шейнин, многолетний шеф-редактор программы Познера, который до этого весь сезон был самым активным и самым рьяным участником этих всех посиделок дневных. И самые может быть отвратительные и агрессивные высказывания ему принадлежат. Вот он таким образом дослужился до ведения этой программы в отсутствие Толстого и вернется он потом в эфир. Наверное, вернется. И это совершенно невыносимо, потому что это уже такая утроенная агрессия. Тем более темы все те же. На этой неделе как раз отмечалось 25 лет независимости Украины, и стоит ли говорить, как все каналы на эту тему, в общем, отвязались. То есть независимость Украины все произносят исключительно в кавычках, а собственно, обратиться на собственную историю… Нет, кстати, оборачивались, довольно долго еще это эхо 25-летия ГКЧП и не далее по-моему как вчера в том же «Время покажет» тоже это обсуждалось. И общий настрой такой, что как жалко, что Советского Союза не стало и пожалуй, что жалко, что не удалось тогда ГКЧПистам довести дело до конца. Потому что там было настоящих буйных мало, вот нету вожаков. Лидера не было, настоящей политической воли не было. Вот примерно так.

Л. Гулько― С удовольствием посмотрел на «Культуре» встречи в концертной студии Останкино.

И.Петровская: У Толстого такая глумливая манера, он микширует свою агрессию за неким глумлением

И. Петровская― Да, это было очень интересно.

Л. Гулько― Понравилась встреча с Германом, спасибо за ваш анонс на прошлой неделе, — Дмитрий.

И. Петровская― Да, было 4 встречи. Начиная с Сергея Герасимова, потом Станислав Ростоцкий, Эльдар Александрович Рязанов и последний Алексей Герман. На следующей неделе нет этой линейки. Там же очень много записано было и показано, я предполагала, что это будет продолжено. На всякий случай у меня под рукой программа, вдруг я проглядела.

Л. Гулько― «Линия жизни» на «Культуре» в какой-то степени последователь программы.

И. Петровская― Да, тут особо ничего придумывать-то не надо. Другое дело, что да… нет, пожалуй, да, конечно последователь. Просто более локальная аудитория. А там все-таки большая студия Останкино и я вот тогда еще сказала неделю назад, что невероятно интересно смотреть за лицами людей, которые приходили на эти встречи. И глаза, улыбки, вот какие-то совсем другие лица. Ощущение, что эта категория людей что ли она куда-то ушла. На самом деле она не ушла, просто эти люди все реже и реже попадают в объектив телевизионной камеры. На «Линии жизни», безусловно, очень симпатичные люди, но в первых рядах сидят тот, кого приглашает сам фигурант. Родственники, коллеги. Но в целом да конечно, это такой последователь «Линии жизни».

Л. Гулько― Новый сезон «Точь-в-точь» сознательно замалчиваете?

И. Петровская― Нет, совершенно не сознательно. Потому что я еще честно говоря, на Первом канале не так внимательно изучила, что там будет. Я изучила то, что будет в ближайшую неделю на канале НТВ и это наиболее активная стартовая позиция. А таких кур, несущих золотые яйца не скоро убивают…

Л. Гулько― Она будет продолжаться.

И. Петровская― Наверное, если человек говорит про новый сезон, значит, он знает, что он будет. Вы знаете, что это такое. Это программа даже не пародия, а как-то они позиционируют – перевоплощение. Хотя, честно говоря, мне кажется уже не осталось толком, в кого еще можно перевоплотиться. И у меня была проблема, когда я смотрю этого типа программы, что на Первом, что на Втором канале, проблема в том, что я не понимаю, в кого они перевоплотились. Я этих людей, в кого они перевоплотились, в натуре не видела. Как они поют, как выглядят, может быть это моя проблема, моей какой-то музыкальной безграмотности.

Л. Гулько― Можно в Шнура, например. Теперь уже можно я думаю.

И. Петровская― Кстати, тоже Первый канал, потому что в ближайшее время не на следующей неделе, начинается программа, по-моему, под названием «Про любовь», где соведущим будет Шнур. Сергей Шнуров. А ведущий или тоже соведущий будет Софико прелестная Шеварднадзе. Посмотрим.

Л. Гулько― Это будет формат откровения или как это.

И. Петровская― Судя по тому, что описано, берется некая частная история семьи или пары, у которой возникают некие проблемы во взаимоотношениях и дальше им помогают эту проблему решать психологи. Не знаю, насколько это будет интересно. Посмотрим.

Л. Гулько― Наша разработка?

И. Петровская― Не знаю. По-моему, наша. Хотя наших, не наших уже теперь не разберешь.

Л. Гулько― Здесь спрашивали про канал РЕН-ТВ, на которой прошел какой-то антисемитский эфир, как пишет автор, с разоблачениями, что «Титаник» потопили жидомасоны.

И. Петровская― Я сама этого не видела. Но это прочитала тоже у кого-то в фейсбуке. И совершенно этому не удивлена, потому что это основной тренд нынешнего телеканала РЕН-ТВ. Как это ни печально. И еще там замечательный в фейсбуке написал пост, вернее даже в фейсбуке это просто было опубликовано, а опубликовано в журнале «Кот Шредингера». И там Григорий Тарасевич, по-моему, это научный журналист написал, как его позвали в программу «Военная тайна» с Игорем Прокопенко на канале РЕН-ТВ и прислали ему вопросы, я сейчас не берусь по памяти воспроизвести. Но суть была такая, что британские ученые под видом научных открытий на самом деле публикуют разные сомнительные научные откровения и за это получают большие гонорары. И Григорий Тарасевич повелся на эту тему, и  добрый час растолковывал девушке корреспонденту, как на самом деле иногда самым невероятным образом делаются разные открытия. В частности пенициллин, который изобрел Александр Флеминг. Был изобретен самым диким способом.

Л. Гулько― Случайно.

И. Петровская― Не просто случайно, он описывает этой девушке, как это произошло. Что вначале этот ученый изучал пардон, то, что из носа выделяется. Ну хорошо, скажу, сопли. Потом он забыл про то, что это у него помещено в какую-то посуду, уехал отдыхать, вернулся. Все это поросло плесенью, вместо того чтобы отмыть, он начал изучать под микроскопом и в результате это привело к открытию величайшему, которое в результате спасло жизни миллионов людей. И дальше он задает этой девушке вопрос, вот считает ли она, что это тоже дикий способ приобретения неких научных знаний, открытий. В общем, он провел исключительно просветительскую работу, но когда он включил программу, то обнаружил там, что осталось буквально несколько от него фраз, вырванных из контекста. Не имеющих отношения к тому, что он говорил. А сделали они то, что сделали. И хотели доказать, что британские ученые занимаются черти чем и под видом научных открытий всякую лажу публикуют, и получают за это деньги… И это метод, к сожалению, работы и относиться к этому серьезно, другой вопрос, наверное, что сколько у нас процентов РЕН-ТВ смотрит?

Л. Гулько― 17%.

И. Петровская― Вот значит часть этих людей возможно смотрят…

Л. Гулько― Столько же, сколько Россия-24 кстати.

И.Петровская: Очевидно, что результат предрешен. Поэтому это чистой формальности имитация демократического процесса

И. Петровская― Возможно они смотрят и плюются и вертят пальцем у виска. А часть какая-то, безусловно, покупается на вот такого рода всякие мракобесные истории. И вывод из истории этого автора поста только один – что не стоит, право, приличным людям ходить на каналы, где очевидно заранее, что их либо будут шельмовать, либо представят какими-то идиотами, либо используют исключительно в своих целях. Кстати, если мы сказали, сколько Россия-24, совершенно случайно мне прислали ссылку на программу, которую посмотрела с большим удовольствием. Москва-24, программа по-моему называется «Сделано в Москве», где молодой журналист Владимир Раевский рассказывает об истории самиздата. И рассказывает не как нынче принято, а с исключительным, даже я бы сказала каким-то восторгом перед людьми, диссидентами, теми, кто этот самиздат распространяли, создавали. Как вот даже у него замечательная концовка, что, к сожалению, эти люди пока не стали нашими национальными героями, как это произошло в некоторых восточно-европейских странах. Но он говорит, что мы надеемся, что когда-нибудь улицы назовут их именами. История Алика Гинзбурга. История Синявского и Даниэля. Хотя это не совсем самиздатовское, в общем, во-первых, это очень хорошо сделано, а во-вторых, с исключительным для сегодняшнего нашего времени позитивным отношением вот к этой вот то, что раньше называлось анти…

Л. Гулько― Это на России-24.

И. Петровская― Не Россия, а Москва-24. Это две большие разницы.

Л. Гулько― Начальство одно общее.

И. Петровская― Тем не менее, вот удивительный случай, когда может быть начальство одно, а отношение и продукт разный.

Л. Гулько― Вы дебаты смотрели?

И. Петровская― Конечно.

Л. Гулько― Много вопросов.

И. Петровская― Давайте какие-нибудь.

Л. Гулько― По поводу Мальцева. Как это вообще проскочило. Как это возможно в наше время, что он там про президента и про прочее.

И. Петровская― Может быть, если кто не знает, во-первых, дебаты, которые конечно, никакие не дебаты. Дебаты это посмотрите во все словари, — форма публичной дискуссии, полемики, спора между людьми, представляющими разные мнения, разные точки зрения, и, безусловно, представляющие еще аргументы, аргументировано доказывающие свою точку зрения. Здесь мы видим, как шесть человек каждый день, представители из баллотирующихся в парламент партий, стоят вот так в рядочек за своими трибунками. И вначале по полминуты произносят вступительное слово, потом по 4 минуты основная часть. И полминуты на заключительное слово. Никакой конечно там полемики не предполагается в самой этой форме организации нынешних так называемых дебатов. Конечно, там случается, что собачатся между собой, но тоже на самом примитивном уровне, не имеющим никакого отношения к полемике. Поскольку по закону обязаны федеральные СМИ предоставлять равное время для разных партий, соответственно они видимо, не имеют права указывать, кого партия делегирует на эти дебаты и тем более цензурировать их высказывания. Там написано «прямой эфир», возможно, это идет в прямом эфире. Никогда невозможно теперь уже ручаться. Может быть на Дальний Восток. Не знаю. Допустим, прямой. Написано «прямой». Мальцев, который выступал в первый день дебатов, Вячеслав Мальцев, саратовский блогер, который представляет партию «Парнас». Первая тема была экономика. К экономике все его речи не имели ровным счетом никакого отношения, потому что все отведенное ему время он посвятил тому, что проклинал Путина, требовал его импичмента. И возражал как бы своим рядом стоящим, не знаю как назвать, даже не оппоненты, а конкуренты, которые напротив говорят, что бояре плохи, но царь великий и мы с царем идем правильным путем. И будем со всеми негативными явлениями бороться. Он соответственно говорил, в общем, прописные истины. Но совершенно дикие для нынешнего федерального эфира, что так не бывает, чтобы бояре плохие, а царь хороший. Царя надо менять, если он ничего не знает, значит, он не царь. Если он наоборот знает и способствует его надо на кол сажать. А если еще чего-то – в тюрьму, дурдом. Ну вот так выступил. Не знаю, дело в том, что для адресной аудитории канала «Россия» это скорее выступление со знаком минус, потому что они думают ровно также. Что бояре плохие и вот есть единственный царь-батюшка, который все может разрулить, и он единственный знает, как надо, ему мешают. Поэтому заработал ли он очков, — не уверена, думаю, что может быть скорее потерял. На других дебатах, где обсуждались инфраструктуры и дороги, Михаил Касьянов выступал. И там была забавнейшая история, что он привел слова Путина на прямой линии, а ему сказали, что таких слов не было. Потом естественно, выяснилось, что были. В общем, первое — это не дебаты. Второе – совершенно очевидно, что все равно результат предрешен. Поэтому это чистой формальности имитация демократического процесса.

Л. Гулько― Ну и заканчиваем традиционно музыкальной композицией. Юбилей у госпожи Земфиры, поэтому давайте отдадим ей должное. Поздравим и послушаем.

ПЕСНЯ

echo.msk.ru

Интервью / Ирина Петровская

К. Ларина― Начинаем программу «Человек из телевизора». Ирина Петровская здесь. Ира, приветствую.

И. Петровская― Доброе утро.

К. Ларина― Еще раз напомним слушателям sms +7-985-970-45-45. И сейчас, когда начнем программу я сделаю традиционную ветку в фейсбуке, для того чтобы вы тоже могли поучаствовать в нашей передаче. Перед тем как придти в эфир, Ира Петровская рассказывала мне содержание сериала «Черная кошка». Я, честно говоря, его не стала смотреть. Подумала, что, наверное, это очередной перепев, когда погружаешься в пучину времени послевоенного, 46-й год, и где банда «Черная кошка», мне кажется какие-то уже вариации на эту тему после «Место встречи изменить нельзя» уже были.

И. Петровская― На самом деле все, наверное, было. Здесь изначально в анонсах было написано, что это настоящая история «Черной кошки»…

К. Ларина― Настоящая история «Молодой гвардии».

И. Петровская― В том-то и дело. Если верить тому, что нам рассказывают в этом сериале, то бандитами, составляющими этот костяк, этой извините банды, были не вот эти отморозки: Горбатый, Промокашка, такие совершенно урки классические, как мы видели, которые повылезали после войны, во время войны. И вот резвились на просторе именно потому что, как известно, война и прочие такого рода события они на волю вызывают не только каких-то героев, но и всякую шелупонь и такое отребье. Здесь совсем другая история. Здесь банда состоит из спортсмена, передовика производства, художника, будешь смеяться.

К. Ларина― Это как в фильме «Однажды в Ростове» банда братьев Толстопятовых. Они тоже все милые интеллигентные люди.

И. Петровская― Там они были тоже типа работяги.

К. Ларина― Такие непростые продвинутые. С мозгами. Художник.

И. Петровская― Да, один был художник действительно.

К. Ларина― Причем гениальный художник.

И. Петровская― Поэтому там конечно какие-то есть пересечения, в частности они оставляют на местах своей боевой славы вот эти изображения черной кошки. Но я бы не назвала это римейком или продолжением, повторением тем более предыдущей. Я сейчас не готова говорить о сериале целиком, потому что я точно так же как было с «Таинственной статью» смотрела дважды, сначала в эфире, а потом, чтобы проверить себя и какие-то первые впечатления, я потом уже целиком смотрела все серии подряд. Поэтому я думаю, что более подробно разговор…

К. Ларина― А он большой фильм? На следующей неделе еще идет.

И. Петровская― Да.

К. Ларина― Я почему с этого начала. Пропустила это кино, не стала его смотреть. Но чувствую по тому, что Ира рассказывает и по той заинтересованности, которую я заметила в своей ленте в фейсбуке и очень спорные отзывы, мне кажется, что надо посмотреть. Дорогие друзья, кто смотрит «Черную кошку» на канале «Россия» напишите нам, пожалуйста, о своих впечатлениях. Стоит смотреть или нет на ваш взгляд. Нравится вам или нет. Кто-то написал, что это похоже, сравнивали естественно с «Местом встречи», что герои проработаны очень похоже, как Жеглов и Шарапов.

И. Петровская― Там есть, конечно, но это такой общий…

К. Ларина― Тут Лавроненко и Петренко.

И. Петровская― Да. Но я бы не стала это так напрямую сравнивать. И потом еще очень важная вещь. Дело в том, что последнее время Первый канал удачно ставил какие-то свои, если мы возьмем обозримый период, был «Шакал», потом повторили «Паука». Это все собирало аудиторию, несмотря на то, что «Паук» повтор. Потом «Таинственная страсть», с рейтингами, долями было несколько хуже, чем предыдущие. И мы в принципе как-то упустили сериальную продукцию Второго канала. То есть изредка переключаешься, смотришь, чего-то как-то и переключаешься обратно. Поэтому просто чтобы справедливость какую-то восстановить, я решила, что в этот раз я все-таки отдам предпочтение «Кошке», а «Мажора-2» я посмотрю потом, но, судя по всему, «Мажор» имеет совершенно колоссальный рейтинг.

К. Ларина― Его очень ждали.

И. Петровская― Да, и первый, и второй. И плюс его как-то купили и будут распространять чуть ли ни по всему миру.

К. Ларина― Как распространять?

И. Петровская― Компания купила то ли права на этот сюжет, честно скажу, я сейчас не помню всех подробностей, но, по крайней мере, его действительно ожидали. «Таинственную страсть» тоже ожидали, но почему-то это не вызвало такого вот шквального роста рейтинга. А здесь мы наблюдаем именно это. Короче говоря, на полпути тоже в принципе, пусть подождут немножко, пройдут, потом можно уже подробно обсуждать. Можем разбиться. Ты смотришь «Мажора», я – «Кошку», на самом деле там не получается, потому что лучше, конечно, смотреть все.

И. Петровская: На Первом канале умеют делать шоу

К. Ларина― «Мажор» первый мне очень понравился.

И. Петровская― Был хорош, да.

К. Ларина― Актеры хорошие. Вообще сюжет не самый традиционный. Есть какие-то вещи интересные. Потом там в первом сезоне то, что было совершенно поразительно и абсолютно перпендикулярно всем трендам сегодняшнего дня, что там депутат ГД выведен как абсолютный отморозок, настоящий убийца, бандит и прочее. Который заседает в Охотном ряду и там, если вы помните, кончается тем, что герой пытается его убить, отомстить за смерть своего отца. И естественно, там его вяжут тут же в этой ГД и отправляют за решетку уж не знаю, на сколько. Но видишь, его выпустили, судя по всему. Отмазали. Тем не менее, да, хочу назвать актеров, которые там работают очень интересно. Там троица героев: Павел Прилучный играет главную роль, Денис Шведов прекрасный совершенно артист второго героя играет и Карина Разумовская, актриса, которая играет героиню. Они все сохранились в этом сезоне? Я ищу эту новость про то, что его купили. Где ты говоришь распространить, куда его распространяют.

И. Петровская― Купили, купили. Какая-то компания, я говорю, что не готова сейчас тебе сказать. К следующему разу, если сейчас не найдешь, я тебе найду источник.

К. Ларина― «Мажор-2» слабее первого, — говорят нам наши слушатели. Я тоже слышала.

И. Петровская― Но смотрят.

К. Ларина― «Смотрите ли вы «Большую оперу», интересно узнать ваше мнение об этом проекте».

И. Петровская― Я смотрю. В этом году новая ведущая Сати Спивакова. И очень красивый, элегантный, я давно таких не видела ведущих. Посмотри, пожалуйста, фамилию, имя.

К. Ларина― Женщина, вы вообще готовились к передаче?

И. Петровская― Да, я готовилась. Но не предполагала, что ты меня спросишь про «Большую оперу», латышская фамилия, поэтому я так и говорю, то есть не на слуху человек. И мне очень нравится этот проект вообще. И какие-то частности там тоже.

К. Ларина― Сейчас я посмотрю.

И. Петровская― А также на прошлой неделе стартовали два сразу проекта. По-своему похожих. Это «Лучше всех» на Первом канале. И «Синяя птица» на канале «Россия». Ты смотришь?

К. Ларина― Про детей?

И. Петровская― Да, оба проекта связаны с детьми. Хотя они разные в подходах. У «Синей птицы» второй сезон, «Лучше всех» — первый. И совершенно невероятный с первого же выпуска интерес зрителей. Более того, я посмотрела, когда еще только был объявлен, премьера его, его поставили на 16 с чем-то, но в результате перенесли время и теперь они выходят в 19.20, тем самым перекрывая и «Синюю птицу», и идущую следом за птицей еще одну птицу Дмитрия Киселева с «Вестями». Это как хорошо.

К. Ларина― Сати Спивакова ведущая.

И. Петровская― Я и сказала Сати Спивакова.

К. Ларина― Андрейс Жагарс. Ты обоих забыла.

И. Петровская― Нет, я назвала Сати Спивакова и совершенно замечательный ее партнер.

К. Ларина― Извини, я тебя перебила. Ты рассказываешь…

И. Петровская― Про два проекта детских, которые, в общем, обречены на успех как все, что связано с детьми и животными. Но у проекта Первого канала совершенно необычный просто рейтинг. То есть если смотреть на таком графике, это просто недосягаемая вершина. Такой Монблан, момент, когда начинается «Лучше всех» все идут каналы вниз, и никто вообще близко не приближается. Ты видела? Ведущий Максим Галкин.

К. Ларина― Я видела Максима Галкина вчера по этому поводу в программе у Урганта.

И. Петровская― Максим Галкин мне не очень здесь нравится как ведущий. Хотя это, безусловно, лучше, чем «Максим-Максим»…

К. Ларина― Он вообще хороший ведущий?

И. Петровская: Это беспроигрышно, правда. Ребёнка просто посади маленького и на него можно смотреть и радоваться

И. Петровская― В этом и вопрос. Не знаю…

К. Ларина― Может он вообще не ведущий. Может он артист.

И. Петровская― Он артист и в данном случае точно так же как и в «Максиме», но здесь это больше заметно на фоне естественно маленьких детишек. Он как-то переигрывает, на мой взгляд, хотя дети с ним общаются как-то нормально. То есть, по всей видимости, для них это такая несколько клоунская манера кажется им органичной. То есть она их не отпугивает. Но он в этот момент пытается и одновременно с детенышем пообщаться и свои шутки выдавать на публику. В этом есть какая-то для меня неловкость.

К. Ларина― Такой комплекс шута. Он должен все время смешить. Это уже какая-то вторая натура и что бы он ни делал, он все время ждет смеховой реакции. Если ее не поступает, начинается паническая атака.

И. Петровская― Более того, например, в программе «Максим-Максим» это даже напоминает уже печально известного Михаила Задорного, который еще не успевает шутку сказать, но уже заранее проектирует реакцию своих зрителей.

К. Ларина― Это болезнь профессиональная.

И. Петровская― А вот сейчас приготовьтесь.

К. Ларина― Лион Измайлов точно также. Это страх не услышать смех. Ты знаешь, это страх. Он подсознательный. Это к психиатру скорее. Страх не слышать смех. Если нет смеха на шутку – всё…

И. Петровская― Но дело в том, что поскольку в студии…

К. Ларина― Земля уходит из-под ног.

И. Петровская― …что в одной, что в другой сидят подготовленные люди, безусловно, то есть они смеются часто даже там, где действительно, в общем, смеха как будто бы не должно быть. Но повторю, с детишками это мое ощущение. Мне бывает неловко именно в момент, когда он пытается развеселить взрослую публику какими-то своими шутками, еще не говорю уже о таких проблемах чисто внешних. Как его сегодня стригут.

К. Ларина― Он вчера очень нехорошо пошутил по этому поводу сам. По поводу усиков. А вот еще усики добавить.

И. Петровская― Косая челка.

К. Ларина― Он имел в виду, что именно такие как бородка узенькая, вот эти же усики сюда. Короче говоря, он сам подтолкнул к сравнению с тем образом, который возникает сразу же, когда смотришь на эту прическу.

И. Петровская― Это да. Но разница между «Лучше всех» и «Синей птицей» в том, что скорее «Лучше всех» такая «Минута славы». То есть тут участвуют детки, которые владеют совершенно разными навыками. Один барабанит на барабане, второй просто разговаривает… Это было вообще конечно просто шок, изумление, когда трехлетнее дитя, это не придумаешь, там можно наверное ребенка научить песенки петь, стишки читать, но когда трехлетний малыш разыгрывает с Карповым чемпионом мира какую-то защиту (какую-то я говорю, потому что я совсем не знаю шахматы) Нимцовича и Карпов его спрашивает: а знаешь, что это такое. Он говорит: да, да. Он говорит хуже, чем он играет в шахматы. Это для меня абсолютное изумление.

К. Ларина― То есть это такие вундеркинды.

И. Петровская― Частично вундеркинды, частично дети, которые постарше, уже владеют какими-то навыками. Девочка занимается боксом, почему я говорю это «Минута славы», то есть это не народные навыки, и призванный ей в спарринг партнеры Николай Валуев, который одновременно иногда ведет «Спокойной ночи, малыши», он говорит, что это да, изумление, что за 30 секунд она 240 успевает сделать ударов. Нужно ли это для дальнейшей жизни и карьеры это вопрос. Но это тоже вызывает у публики такой вздох, ну надо же. Ну и так далее. В общем, на Первом канале умеют делать шоу. И каким-то образом…

К. Ларина― Прости, а «Максим-Максим» ушел?

И. Петровская― Пока есть.

К. Ларина― То есть у него два шоу.

И. Петровская― Да. «Максим-Максим» идет по субботам. Не смотрела давно рейтинги. А «Лучше всех» идет по воскресеньям, и говорю тебе, это совершенно невероятные абсолютно величины, которые никому и не снились. Что касается «Синей птицы», там оцениваются уже таланты и искусство ребенка. Детей разного возраста. Вокал, балет, народные танцы, народные песни, искусство декламации. Ну что там еще было. Какие-то цирковые номера. То есть дети, которые уже овладели какими-то определенными, иногда даже профессиональными в полной мере навыками в каких-то видах искусств. Но как часто это бывает на других каналах и на канале «Россия», там тоже и жюри хорошее, Мацуев, Цискаридзе, Светлана Безродная и Олег Погудин, который романсы поет. Ведущая Дарья Златопольская. Там же за сценой этих детей, когда они только идут на сцену отлавливает Александр Гуревич. Тоже ведущий. Это шоу перегружено разными фрагментами что ли и элементами. Там избыточно всего. Я не могу даже толком объяснить. Потому что выступает ребенок. Потом говорит каждый член жюри, потом ребенок садится на диван к Дарье Златопольской и она очень серьезно, здесь в данном случае, может быть, не хватает какой-то легкости и такой, чтобы этого ребенка расслабить как-то…

К. Ларина― Там музыканты или кто?

И. Петровская: Иногда дети производят впечатление немножко дрессированных обезьянок. Что неизбежно в такого рода шоу

И. Петровская― Музыканты классические, пианисты, скрипачи, виолончелисты, вокалисты, балетные училища. Цирковые какие-то номера. То есть это дети, которые уже умеют что-то. Они даже иногда очень хорошо умеют. И оценивают именно степень их мастерства уже. А не просто что хорошенький такой пришел, и там 4-летний чего-то рассуждает, например.

К. Ларина― Конечно, это что ты рассказываешь, наверное, есть в этом какое-то обаяние, но когда это превращается в кампанейщину, когда вдруг сразу сейчас, «а теперь возьмемся за детей» это называется. Я не исключаю, что исходя из того, что сейчас уже есть два шоу, про которые ты рассказываешь, не исключаю, что появится еще где-то. Обязательно. Свое тоже детское шоу. Детей-то у нас слава тебе, господи. Все рожают и рожают.

И. Петровская― На самом деле это беспроигрышно, правда. Ребенка просто посади маленького и на него можно смотреть и радоваться, как это дитя крохотное чего-то там такое говорит вдруг неожиданно. Хотя иногда дети производят впечатление немножко таких дрессированных обезьянок. Что неизбежно в подобного рода шоу.

К. Ларина― Давайте мы сейчас новости послушаем. Потом продолжим.

НОВОСТИ

К. Ларина― Возвращаемся в программу «Человек из телевизора». Я уже вижу, что разные отзывы пошли на «Мажор» и на «Черную кошку», судя по полярным мнениям, смотреть придется. Потому что есть какие-то восклицания, с одной стороны — ужас кошмар и безобразие, и как это можно, а с другой стороны – потрясающе, великолепно, надо смотреть обязательно. Ир, тут спрашивают про «Райские кущи». Фильм, который вчера был показан.

И. Петровская― Я его, к сожалению пропустила.

К. Ларина― Я хотела сказать буквально два слова. Я его смотрела вчера. Но это немножко событие для меня лично проигранное, потому что этот фильм был номинирован на «Нику» в прошлом году, и я его смотрела, когда все фильмы они присылают перед голосованием. Поскольку мы с тобой являемся…

И. Петровская― Но, к сожалению, именно этот я пропустила.

К. Ларина― Этот фильм в прошлом году, когда смотрела дома, показался мне очень искусственным и каким-то не настоящим. Притянутым. Мне показалось, что есть здесь очень важный сбой. Неверный. Что пьеса, а это по пьесе «Утиная охота» Александра Вампилова, что пьеса автоматически перенесена в наше время и когда это делается без всяких скидок, в конце концов, даже на какие-то лингвистические речевые характеристики времени, а просто так тупо переносится…

И. Петровская― Ну не тупо все-таки.

К. Ларина― Подожди. Я не закончила. Мне казалось, что это невозможно, сразу видна искусственность. Тем более это все-таки пьеса. Это не сценарий. Потому что, возвращаясь к первой экранизации, которая была сделана Мельниковым в 79-м году, по-моему, одна из последних работ Олега Даля, которую он так и не увидел. «Отпуск в сентябре» и уход Олега Даля сыграл свою роль, как мне кажется в восприятии нами этой картины. Потому что когда первый раз показали, Олега Даля не было в живых. И одно на другое наложилось, и было очень точное ощущение. Так вот. Сейчас закончу. Удивительная произошла история. Может это со мной что-то. Вчера, когда этот фильм я смотрела, у меня было совсем другое ощущение от него. Не то первое. Мне показалось, что что-то с ним произошло. Или со временем что-то произошло. За этот год что-то очень сильно изменилось в атмосфере нашей. Что вдруг я поняла, что этот фильм и Евгений Цыганов, эта его маята, в которой он пребывает в течение всего фильма, главный герой и Чулпан Хаматова и Виталий Хаев, и Дмитрий Куличков там замечательно играет актер. В общем, показалось, что это атмосферно и по актерскому исполнению и по всему этот фильм невероятно точно попадает в сегодняшнее время. Поэтому я призываю всех, кто может быть его смотрел и разочарован был так же, как и я, еще раз к нему вернуться.

И. Петровская― Удивительно, но именно это же написала наша с тобой коллега и подруга Манана Асламазян по впечатлениям от вчерашнего ночного просмотра. Что она очень любила и любит пьесу и любила тот фильм, и она тоже потряслась, как это легло в сегодняшние ощущения, сегодняшнюю атмосферу и там она правда в своем посте в фейсбуке задает вопрос, что может быть это мое какое-то ностальгическое отношение к самому произведению, перенесенное на фильм. Но вот видишь, значит это действительно возможно так…

К. Ларина― Очень странно. Поэтому обратите внимание на эту работу, кто ее не видел, она заслуживает внимания. Черт его знает, может быть дальше будет еще тоньше, еще интереснее. Какие интересные вещи происходят с фильмами, казалось бы, фильм не спектакль, он замер в пленке и дальше уже либо живет своей жизнью, либо умирает. И вдруг так — раз, ты смотришь на него и понимаешь, что что-то в нем изменилось. Или, может быть, действительно во времени изменилось.

И. Петровская: Команда Гайдара уходит сейчас, время их прошло, но они по привычке продолжают работать

И. Петровская― Хотела бы попросить товарищей с канала «Россия», чтобы все-таки такого рода фильмы, тем более Александр Прошкин как-то поактивнее анонсировать что ли. Уж я не говорю о том, что может быть чуть раньше ставить, потому что во сколько он начался?

К. Ларина― Где-то ночью. Привыкли, что хорошее кино ночью показывают. Чего тут говорить. Так: «Как Ирина прокомментирует освещение зомбоящиком арест Улюкаева». Ну давай, переходим к политике.

И. Петровская― Отношение в ящике именно?

К. Ларина― Освещение. Как это все освещалось.

И. Петровская― Я его внимательно отслеживала. Это освещение. Если его можно таковым назвать. Прямо с момента, когда собственно с раннего утра, хотя это я узнала из твоего же поста в ночи и как у меня отвалилась на некоторое время челюсть, так и продолжала. Безусловно, это одно из главнейших событий этой недели и мне было интересно, как будут это показывать и рассказывать наши каналы. Поначалу это было, естественно, в информационном освещении и растерянность, безусловно, наблюдалась и у наших информационных коллег с телевидения. Они говорили то же самое, что говорил Следственный комитет, что был задержан ночью…

К. Ларина― Они как бы приветствовали?

И. Петровская― Нет, никак.

К. Ларина― Обрадовались?

И. Петровская― Радости никакой не было. Была некая растерянность, потому что непонятно было, что говорить собственно.

К. Ларина― То есть не дали еще отмашку.

И. Петровская― И даже еще в первых сюжетах прозвучали слова «Роснефть» и то, что это произошло, там не было сказано, что он был на территории этой «Роснефти» задержан. Но сказали о том, что Следственный комитет не имеет претензий к «Роснефти», что собственно вызывало огромные вопросы…

К. Ларина― Это все понятно.

И. Петровская― Это что рассказывали.

К. Ларина― А по поводу обсуждения.

И. Петровская― Первое обсуждение я увидела в программе «Время покажет», еще шел допрос, еще Улюкаева не привезли в суд.

К. Ларина― Был следующий день после ночного ареста.

И. Петровская― Нет, не следующий. Утро, день этого дня.

К. Ларина― День после ночного события.

И. Петровская― Новость поступила ночью, в это время он еще был на допросе в Следственном комитете. И в программе «Время покажет» Артем Шейнин сказал, что вот надо же, какая тяжелая журналистская судьба, вот так готовишь, готовишь какую-то тему, а потом бац, и все приходится ломать. Я подумала, что неужели сейчас будут обсуждать. На самом деле он дал, по-моему, двум или трем своим гостям, подчеркивая бесконечно, что мы не можем ничего пока говорить толком, вот эмоциональные впечатления. Впечатления были такие: один сказал, что ситуация мутная, но это говорит о том, что продолжается системная борьба с коррупцией…

К. Ларина― И нет неприкасаемых.

И. Петровская― Да. Неприкосновенных. Но они говорят «неприкасаемые». Второй сказал депутат какой-то, что это совершенно закономерная история, потому что это команда Гайдара и Улюкаев член команды Гайдара. Вот они уходят сейчас, время их прошло, но они по привычке продолжают работать, как они раньше работали. То есть на самом деле полил, хотя и не в каких-то ругательных выражениях, но, в общем, всех реформаторов, начиная с Гайдара. А если учесть, что именно в этот день 25 лет гайдаровским реформам отмечалось, и там была конференция, то это особенно мило звучало.

К. Ларина― А никаких комментариев…

И. Петровская― Вот я тебе рассказываю дословно то, что было. Первый, второй, после этого сам Артем Шейнин, не помню, был ли третий, но он сказал, что самое важное, что мы это делаем сами своими руками, чего не скажешь, как ты думаешь о какой стране?

К. Ларина― Про Украину.

И. Петровская: Улюкаев — тот самый персонаж, над которым сейчас можно стебаться и шутить

И. Петровская― Правильно. И перешли к Украине.

К. Ларина― А у Соловьева.

И. Петровская― Это уже вечер глубокий. В этот день другие обсуждали Сирию, Трампа как всегда. У Соловьева было заявлено, он опять выходил каждый вечер на этой неделе, первая тема – Сирия. Потом мы прервемся на «Команду» Рамзана Кадырова. Ну, продолжается этот проект. Я так понимаю, что видимо там такие условия договора, что хоть ты что взорвется и полетит к чертовой матери, но «Команда» Кадырова должна стоять ровно на своем месте в обозначенное время. Те, кто не услышали этого, естественно, или после команды или до команды телевизор выключили. Потому что первое было обсуждение Сирии, потом пошла команда. И уже было без двадцати, наверное, два, вернулся Соловьев с обсуждением, вернее это была затравка. Что вот сегодня произошло, что задержали министра целого федерального. Улюкаева. А обсуждение дальше пошло, то есть не было уже произнесено никаких «Роснефть», никаких конкретных обстоятельств, никаких мало-мальски не было аналитических попыток проанализировать вообще, что происходит. А было тоже по принципу, что борьба с коррупцией приобретает системный характер. Вот это, пожалуйста, это демонстрация, что у нас нет неприкасаемых, и опять же, что это продолжение того, что было раньше. Имеется в виду продолжение то, чем якобы занимаются министры и особенно этого либерального экономического блока. Что это все берет свое начало в 90-х, в олигархах и так далее. Это все, что было. По другим каналам я специального обсуждения не видела. Опять же это было исключительно в информационном ключе и на Первом канале в общем, завершился день «Вечерним Ургантом», о чем я писала…

К. Ларина― Я хочу добавить к тому, что ты говоришь, мы прослушали исследование Иры…

И. Петровская― Безусловно, РБК и «Дождь» еще.

К. Ларина― Потому что для меня это было важно, как для потребителя. Потому что естественно я, как и ты была в абсолютном шоке от этой ночной новости. И естественно утром проснувшись, стала щелкать, искать хоть какое-то объяснение. Естественно, наше радио слушала. Но, тем не менее, хочу отметить лишний раз, что тот самый случай, когда «Дождь» и РБК абсолютно перестроили, переформатировали свою сетку под это невероятной значимости событие политическое для России. И «Дождь», который обычно с утра никогда не напрягается, дает нам всякие повторы, и изредка выходя с короткими новостями, здесь они целиком и полностью всю сетку перестроили и в прямой эфир с самого утра сел ведущий Антон Желнов.

И. Петровская― Я это видела.

К. Ларина― Я просто слушателям говорю. И в течение практически до вечера, наверное, до больших программ он вел прямой эфир с обсуждениями, с включениями экспертов. И впервые прозвучало мнение Станислава Белковского и Глеба Павловского и многих людей. И, естественно, коллеги к нему присоединялись. Потом корреспонденты поехали к суду Басманному и к зданию Минэкономразвития.

И. Петровская― И в режиме онлайн они долгое время давали, почему у них там было чуть ли ни две камеры, не одна как часто бывает. Ожидание в суде Басманном…

К. Ларина― Эта картина висела, скажу справедливости ради, прямой эфир был обеспечен нам по этому поводу и на канале Россия-24. Поскольку мы знаем, что это канал информационный новостной. Безусловно, это было главной новостью дня и как могли, конечно, пытались комментировать, тут камня не брошу. И естественно тоже были камеры, собственно говоря, на местах событий. Где ожидали приезд самого уже Улюкаева, когда его привели в суд для того, чтобы понять, какова будет мера пресечения, где суд принимал решение и первое его появление на камере после того, как мы узнали о его задержании и аресте. И канал РБК. Поэтому конечно, тут стоит сказать, что люди умеют включаться, слава богу, этот навык не утерян и если надо, то умеют. За что им большое спасибо. Но что касается Урганта, это отдельная история. Актуализация чувственных идей. Типа вы хотите, чтобы я откликался на события политические сегодняшнего дня, — пожалуйста.

И. Петровская: Прозвучало в высшей степени неуместное зубоскальство, которое вызывало дикое чувство неловкости

И. Петровская― Он и раньше тоже временами откликался. Но в этот раз это выглядело ну вот исключительно неуместно. Объясню для тех, кто не видел. Обычно Иван Ургант начинает с какой-нибудь фразы, ну связанной, как правило, с каким-то событием и здесь он сообщил, это была шутка. Что сегодня в программе мы ожидали гостем министра экономического развития Улюкаева, но по независящим от нас причинам его сегодня не будет. И поэтому эфир отменяется. Каждая практически фраза сопровождалась взрывом хохота. И он тоже мимикой, тонкими улыбочками, паузами подчеркивал такую смехотворность произошедшего события. Дальше там еще был момент, когда сразу после этого к нему его напарник Хрусталев подбежал, дал телефон. И он как будто в режиме онлайн говорит: да, Владимир Владимирович. Ну у нас его и нет, да, мы в курсе. Ну, может, вы к нам придете, сможете, Владимир Владимирович. Оказывается он таким образом рекламировал появление Владимира Владимировича Познера. Но это все также в том же самом таком глумливо-ерническом ключе. А дальше он снова вернулся к этой теме, уже сев за свой стол и сообщил, что сегодня задержали по подозрению в даче взяток. А вот если бы Улюкаев (сейчас я вольно пересказываю, но близко к тексту) прислушивался к прогнозам нашего астролога программы «Давай поженимся», то он бы увидел, что там именно на сегодняшний день для него было предостережение, чтобы он поостерегся. А в ближайшем будущем выйдет специальное пособие Василисы Володиной, благоприятные для получения взяток дни и вот что-то в этом духе. Все это сопровождалось, повторяю, взрывами хохота в студии. Понимаешь, вот если бы так шутил, не знаю кто, тот же Задорнов условный, то у меня бы не было ни вопросов, ни этого чувства дикой неловкости и недоумения. Но просто вот в данном случае это выглядело до такой степени очевидно вот — упавшего, толкни. И это тот самый персонаж, над которым сейчас можно стебаться и шутить. Можно, наверное, трактовать это, если очень захотеть, что таким образом он подсказывает нам как бы, намекает на то, что это все происходящее абсурдно. Но, к сожалению, это читалось в последнюю очередь. А в первую очередь все-таки прозвучало в высшей степени неуместное зубоскальство, которое вызывало дикое чувство неловкости. Именно потому что Иван Ургант в отличие от многих коллег по цеху все-таки как мне представляется человек достаточно тонкий и, наверное, он в состоянии понять, что здесь мы имеем дело не только с какой-то возможно, в большие кавычки какой-то криминальной составляющей, но в принципе наверное, с какой-то человеческой драмой и плюс еще к тому же ничего не доказано. Чего же можно шутить над человеком, который попал в очевидно абсолютно беду?

К. Ларина― Больше всего меня возмутил даже не этот тон, в конце концов, черт его знает…

И. Петровская― Такое глумление.

К. Ларина― А вдруг у него есть повод к этому. Может, мы не знаем. Может у него свое личное. Но когда игра с фамилией Улюкаев, это невозможно. Это показатель абсолютного…

И. Петровская― Душевной глухоты какой-то.

К. Ларина― Безвкусицы какой-то.

И. Петровская― Он сказал именно, когда зал заулюлюкал очередной раз, он сказал: давайте не будем сегодня улюлюкать. Вообще обыгрывание вот в таком ключе фамилии это действительно в первую очередь дурновкусие. В общем, это меня очень неприятно, честно тебе скажу, поразило.

К. Ларина― Наша слушательница Ольга нас возвращает к кинопоказу. И сообщает, во-первых, просит напомнить и сказать хорошие слова про фильм Александра Котта, вчера в час ночи по ТНТ, это, наверное, в линейке, где показывают новое русское кино. Был показан фильм «Инсайт». С Агрипиной Стекловой и Александром Яценко. Это очень хороший фильм.

И. Петровская― Мне кажется, я его тоже смотрела.

К. Ларина― Я смотрела в качестве… на премию «Ника». Александр Котт замечательный режиссёр, и у него вторая работа, которая вызывает нечеловеческое уважение. Потому что это не коммерческое кино, это очень умное глубокое и это очень камерный фильм, очень интимный. Как и предыдущий его фильм, забыла как он называется…

И. Петровская: Чего же можно шутить над человеком, который попал в очевидно абсолютно беду?

И. Петровская― Мы с тобой сравнялись.

К. Ларина― Фильм «Инсайт», кто не видел, обязательно посмотрите. Ну и Ольга просит сообщить, что в следующую субботу на Первом канале в 0.15 фильм «Молодость» Паоло Соррентино. Ты не видела?

И. Петровская― Видела. В кино.

К. Ларина― Ты помню, в кино ходила. Майкл Кейн, Харви Кейтель там играют. Великолепное кино. Обязательно посмотрите. Не пропустите.

И. Петровская― Я вчера смотрела, пока ты смотрела «Райские кущи», я на Первом канале смотрела фильм про Марлен Дитрих и Грету Гарбо. Он был анонсирован на прошлой неделе. Но на прошлой неделе показали вместо него тоже хороший очень фильм, к сожалению, ужасно жалко, что его показали в глубочайшей ночи. Люба Камырина сделала фильм про молодых оперных российских певцов, которые сегодня по всему миру разъехались и составляют славу своего отечества. Ну, вот а сейчас показали, наконец, этот фильм и он с точки зрения информации даже то, что многое известно про этих актрис, все равно был очень любопытным. Много кадров хроники, фильмов с их участием.

К. Ларина― У нас сегодня будет грустный финал. Потому что мне хотелось вспомнить музыканта, которого не стало совершенно неожиданно на прошлой неделе. Очень быстро и как-то нелепо ушел он из жизни. 60 лет ему исполнилось, и только за последние три года он получил ту заслуженную славу, к которой шел всю жизнь. Это Андрей Давидян, которого мы по-настоящему узнали благодаря шоу «Голос».

И. Петровская― Первый сезон, по-моему, был.

К. Ларина― Или второй. Второй, по-моему. И ужасно, он так радовался вот этой своей новой и заслуженной жизни, что он благодаря этому «Голосу» мог, наконец, выйти на большую публику и на большую сцену. Я видела, когда его не стало, посмотрела его концерт, последний был его концерт. В мае этого года. Он выступал у Александра Градского в театре. Поэтому мне хотелось вспомнить сегодня его добрым словом, чтобы все-таки его не забывали и вспомнить ту композицию, из которой мы его узнали на шоу «Голос». И что называется царствие ему небесное. И вечная память и спасибо за то, что мы услышали этого изумительного музыканта, очень тонкого, очень красивого человека.

ПЕСНЯ

echo.msk.ru


Смотрите также